Статья 264 УК РФ_Оправдательный приговор_2

Поскольку факты нарушения подсудимым К. С.А. требований п.п. 10.1, 19.1 ПДД РФ не нашли своего достоверного подтверждения в судебном заседании, с учетом ч. 3 ст. 14 УПК РФ, согласно которой все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке УПК РФ, трактуются в пользу обвиняемого, по ч. 3 ст. 264 УК РФ К. С.А. подлежит оправданию на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ — за отсутствием в его действиях состава преступления.

Мой комментарий к статье 264 УК РФ читайте ЗДЕСЬ

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Смоленск 15 декабря 2010 года

Судья Ленинского районного суда г. Смоленска Клименко Н.Ю.

с участием: государственного обвинителя — помощника прокурора Ленинского района г. Смоленска Власовой Н.В.,

подсудимого Казменкова С.А.,

защитника — адвоката Москвина В.Н., представившего удостоверение № и ордер №,

потерпевшей Иванцовой Т.В.,

представителя потерпевшей — адвоката Соловьева В.В., представившего удостоверение № и ордер №

при секретаре Кирпиченковой Е.В.,

рассмотрев материалы уголовного дела в отношении

Казменкова С.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца <адрес>, <данные изъяты> зарегистрированного и проживающего по адресу: <адрес>, ранее не судимого,

находящегося под подпиской о невыезде,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 264 УК РФ, ст. 125 УК РФ;

У С Т А Н О В И Л:

Казменков С.А. совершил заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни и здоровья состоянии при следующих обстоятельствах.

Казменков С.А. 14 сентября 2009 г. в период с 20 часов 00 минут по 20 часов 56 минут, точное время в ходе предварительного следствия не установлено, возле <адрес>, управляя принадлежащей ему автомашиной <данные изъяты> регистрационный знак № № после совершения наезда на пешехода Иванцова С.Т. и причинения ему телесных повреждений в виде ушиба вещества головного мозга левой лобной доли с явлениями организации, крови в желудочках головного мозга, кровоизлияний под мягкие мозговые оболочки лобной и теменной долей слева в стадии разрешения, кровоизлияния в кожно-мышечный лоскут лобно-теменной области головы слева, ушибленной раны спинки носа, ушибленной раны лба слева, ссадин лица слева, оскольчатого перелома обеих костей левой голени в верхней трети со смещением, перелома локтевого отростка левой локтевой кости со смещением, раны левого бедра, квалифицирующихся по признаку опасности для жизни, как тяжкий вред здоровью, — достоверно зная о том, что своими действиями он поставил Иванцова Т.С. в опасное для жизни и здоровья состояние, и потерпевший лишен возможности принять меры к своему спасению вследствие потери сознания и возникшей беспомощности, имя возможность и обязанность (согласно требований п. 2.5 Правил дорожного движения, при дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему обязан: немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство, включить аварийную световую сигнализацию и выставить знак аварийной остановки в соответствии с требованиями п. 7.2 Правил, не перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию; принять возможные меры для оказания доврачебной медицинской помощи пострадавшим, вызвать «скорую медицинскую помощь», а в экстренных случаях отправить пострадавших на попутном, а если это невозможно, доставить на своем транспортном средстве в ближайшее лечебное учреждение, сообщить свою фамилию, регистрационный знак транспортного средства… и возвращаться к месту происшествия…) оказать помощь пострадавшему в результате ДТП Иванцову С.Т., вследствие боязни понести уголовную ответственность за свои действия, оставил Иванцова С.Т. лежать без помощи на проезжей части, с места совершения дорожно-транспортного происшествия на принадлежащем ему автомобиле скрылся.

Иванцов Т.С. без сознания, в беспомощном состоянии, пролежал на проезжей части дороги до 20 часов 56 минут 14 сентября 2009 года — до момента госпитализации его бригадой скорой медицинской помощи в Клиническую больницу скорой медицинской помощи г. Смоленска.

От полученных телесных повреждений в виде тупой травмы головы, сопровождавшейся ушибом вещества головного мозга, кровоизлиянием под мозговые оболочки и в желудочки головного мозга, осложнившейся двусторонней тотальной фибринозно-гнойной пневмонией, Иванцов С.Т. 23 ноября 2009 г. скончался в клинической больнице скорой медицинской помощи г. Смоленска.

Подсудимый Казменков С.А. в судебном заседании вину в предъявленном обвинении признал частично и показал, что 14 сентября 2009 года около 20 часов он, управляя принадлежащим ему автомобилем <данные изъяты>, регистрационный знак № следовал по <адрес>, со стороны <адрес> в направлении <адрес>. В это время была ясная погода, светло, и он, как и другие автомашины, двигался без света фар. Скорость движения была в пределах 50 км/ч. В салоне автомашины он находился один, был трезв. Двигаясь в указанном направлении, проезжая напротив территории <данные изъяты> <данные изъяты> он увидел, как по тротуару, расположенному от него справа, идут трое мужчин, которые шатались и придерживали друг друга под руки. Как он понял, все они находились в состоянии алкогольного опьянения. Расстояние до них от его автомобиля составляло около 30 метров. Его автомобиль в то время находился в левой полосе, своей двухполосной односторонней стороны движения. Увидев вышеуказанных мужчин на тротуаре, он снизил скорость движения автомобиля до 20 км. Затем мужчина, находящийся ближе к проезжей части, резко начал двигаться с тротуара на проезжую часть, справа налево относительно направления его движения. Он понял, что пешеход, находясь в состоянии алкогольного опьянения, потерял равновесие (ориентацию) и поэтому резко пошел влево, т.е. его «понесло». Расстояние до него, когда он оказался перед автомобилем, составляло около 5-7 метров. При этом, пешеход, будучи направленным к нему левой боковой частью туловища, продолжал быстро переходить дорогу, справа налево относительно направления его движения, двигаясь по направлению к трамвайным рельсам. Он сразу же нажал на педаль тормоза, но избежать наезда не мог из-за высокого бордюра. В ходе экстренного торможения, автомобиль своей левой передней частью совершил наезд на пешехода в его левое бедро. От удара пешехода забросило на капот автомашины, и он ударился о лобовое стекло. Затем его отбросило влево от автомобиля, на бордюр трамвайных рельсов. Он остановил автомашину. Из автомашины не выходил, так как был в шоковом состоянии, однако через стекло водительской двери видел, что пешеход, на которого он совершил наезд, лежал рядом с водительской дверью, на бордюре трамвайных рельс, на какой части тела тот лежал, — он не помнит. Простояв на месте происшествия около 10-20 секунд, он, находясь в стрессовом состоянии, поехал дальше вперед, при этом помощь пострадавшему пешеходу не оказывал, «скорую помощь» ему не вызывал, сотрудников милиции также не вызывал. Уезжая, в зеркало заднего вида он увидел, что двое других людей, которое шли вместе с пострадавшим, подошли к нему, и решил, что они окажут ему необходимую помощь. Перед <адрес> он свернул налево во дворы, припарковал свою автомашину во дворе <адрес>, и пошел в сторону рынка, расположенного на <адрес>. Находясь в стрессовом состоянии, по пути в киоске <данные изъяты> купил алкогольный коктейль <данные изъяты> (1,5 л), который выпил. После этого он осознал, что случилось и позвонил в <адрес> <адрес>, примерно через 2-3 часа после ДТП. После чего пошел в <адрес> пешком. В милиции он повторно сообщил о случившемся. Там у него взяли объяснение, позже сотрудники милиции отвезли его на освидетельствование в наркодиспансер, где ему выставили диагноз: алкогольное опьянение. За оставление места ДТП и употребление после ДТП спиртных напитков он привлечен к административной ответственности (наказание — 2 года 6 месяцев лишения водительских прав). Через 2 недели после происшедшего он продал указанный автомобиль, поскольку не знал, что его нельзя никому продавать. До происшедшего автомобиль <данные изъяты> регистрационный знак № был полностью технически исправен. Раскаивается в том, что оставил Иванцова С. Т. лежать на проезжей части после ДТП, сожалеет о содеянном. Онне предполагал возможности наступления последствий в виде смерти, считал, что человек получил перелом или ушиб, так как удар не был сильным. Впоследствии он звонил сыну пострадавшего, приносил свои извинения, предлагал материальную помощь. Сын пострадавшего от предложенной помощи отказался. Тогда он связался с врачом Морозовым, по рекомендации которого покупал для Иванцова С.Т. необходимые лекарства.

Проанализировав собранные по делу и исследованные в судебном заседании доказательства, суд находит, что виновность Казменкова С.А. в совершении указанного преступления, несмотря на частичное признание им своей вины, полностью подтверждается следующими доказательствами:

— показаниями потерпевшей Иванцовой Т.В., которая суду пояснила, что до 14 сентября 2009 года совместно с ней проживал муж — Иванцов С.А., <данные изъяты> г.р. Муж спиртным не злоупотреблял, <данные изъяты>, положительно характеризовался на работе, имел много друзей и знакомых, был человеком уравновешенным. Муж, имея 35 лет водительского стажа, всегда соблюдал правила дорожного движения. 14 сентября 2009 года около 20-21 часа, точное время назвать не может, муж ненадолго вышел из дома в магазин. Из дома он уходил абсолютно трезвым, при себе у него был только сотовый телефон. Через некоторое время (в период с 21 по 22 часа, точное время вспомнить не может) позвонил ее сын — Иванцов С.С. и сообщил о том, что, со слов сотрудников «Красного креста», муж попал в ДТП и доставлен в тяжелом состоянии в больницу. После того, как сын вернулся из больницы, он сообщил, что муж попал под машину на <адрес>, водитель автомашины с места происшествия скрылся, а муж, как неопознанный человек (у него при себе не было документов), поступил в <данные изъяты> До 23 ноября 2009 года муж находился на стационарном лечении в КБСМП г. Смоленска: его переводили из реанимационного отделения в нейрохирургическое и обратно. В сознание муж приходил редко, находился в коме, говорить ничего не мог из-за полученных в результате ДТП травм, про обстоятельства ДТП он ничего не пояснял. 23 ноября 2009 года, несмотря на оказываемое ему лечение, муж скончался в больнице от полученных в результате ДТП повреждений. Водитель, сбивший ее мужа — подсудимый Казменков С.А. с ней не связывался, извинений не приносил, материальной помощи не оказывал. Просит суд удовлетворить исковые требования по взысканию материального ущерба на сумму <данные изъяты> рублей, морального вреда на сумму <данные изъяты> рублей, а также процессуальные издержки на оплату услуг представителя в сумме <данные изъяты> рублей;

— показаниями свидетеля Полякова Р.Н. — инспектора <данные изъяты> <адрес>, оглашенными в соответствии со ст. 281 УПК РФ, согласно которым, 14.09.2009 г. в 23 часа 00 минут он заступил в наряд ДПС совместно с инспектором Беляевым Д.О. 15.0.2009 около 03 часов 30 минут по указанию дежурного по ГИБДД они производили оформление ДТП с участием водителя автомашины <данные изъяты>, регистрационный знак №, Казменкова С.А., который совершил наезд на пешехода Иванцова С.Т. в районе <адрес>. В связи с этим им составлялся административный материал на водителя Казменкова С.А., а именно: протокол об административном правонарушении. Объяснение у Казменкова С.А. отбиралось инспектором Беляевым в его присутствии и все, что в нем указывалось, записывалось со слов самого Казменкова С.А., который находился в состоянии алкогольного опьянения и в возбужденном (испуганном) состоянии после совершенного им ДТП (т.1 л.д.201-202);

— аналогичными показаниями свидетеля Белякова Д.О., оглашенными в судебном заседании в соответствии со ст. 281 УПК РФ (т. 1, л.д. 198-199);

— показаниями свидетеля Дударева Р.А. — врача <данные изъяты> оглашенными в судебном заседании в соответствии со ст. 281 УПК РФ, согласно которым, в его обязанности входит обслуживание вызовов, оказание первой медицинской помощи. С 08 часов 14 сентября по 08 часов 15 сентября 2009 года он находился на суточном дежурстве. Согласно карте вызова скорой медицинской помощи, в 20 часов 56 минут на пульт дежурного поступил вызов от неизвестного прохожего, который сообщил, что возле <адрес> по факту ДТП, в результате которого пострадал человек. По прибытии на место, на проезжей части напротив <адрес> был обнаружен мужчина, данные его известны не были. Мужчина был без сознания, говорить и передвигаться не мог, находился в тяжелом состоянии, ему была оказана первая помощь, после чего он был госпитализирован в КБСМП г. Смоленска для оказания ему там дальнейшей помощи. Рядом с местом происшествия находилось много наблюдавших людей, однако никто из них близко не подходил, какие-либо сведения о ДТП не сообщал. Точно пояснить, находился ли на месте ДТП водитель автомашины, сбившей указанного человека, не может, однако поясняет, что всегда старается отмечать в карте вызова сведения о регистрационных знаках автомашины-участницы ДТП, и ее марку (т.1 л.д.241-242);

— показаниями свидетеля Моисеенкова В.В. — инспектора-дежурного для выезда на место <данные изъяты> <адрес>, оглашенными в соответствии со ст. 281 УПК РФ, согласно которым 14 сентября 2009 года, находясь на суточном дежурстве, он около 21 часа 10 минут по указанию дежурной части проехал по адресу: <адрес>, где неустановленным водителем был совершен наезд на пешехода. К тому моменту, как он прибыл на место происшествия, там уже находилась скорая помощь, пострадавшему в результате ДТП оказывалась медицинская помощь. Данные пешехода, на которого был совершен наезд, установлены не были, так как он находился в бессознательном состоянии, и документов у него при себе не было. Практически сразу после его прибытия на место ДТП, скорая помощь увезла пострадавшего в больницу. Автомашина, на которой было совершено ДТП, с места происшествия скрылась. Первоначально им была составлена схема места происшествия, после чего к нему подошел неизвестный мужчина, который, не представляясь и не сообщая свои данные, сказал, что он является очевидцем ДТП, однако никаких письменных объяснений давать не будет. Указанный мужчина сообщил, что пешехода сбила автомашина <данные изъяты>, красного цвета, которая двигалась со стороны <адрес> по направлению к <адрес>, пешеход в это время переходил проезжую часть в неустановленном месте — вне зоны пешеходного перехода. Также указанный мужчина пояснил, что водитель автомашины <данные изъяты> после совершения ДТП, автомашину не остановил, с места совершения ДТП скрылся, и уехал во дворы <адрес> <адрес>. Получив данную информацию, он по рации связался с дежурной частью и попросил отправить по указанному адресу экипаж ДПС с целью обнаружения вышеуказанной автомашины. После сбора первоначального материала на месте ДТП, он совместно с экспертом ЭКЦ УВД и следователем проследовал во дворы <адрес>, где была обнаружена автомашина <адрес>, <данные изъяты>, регистрационный знак №. При осмотре указанной автомашины были обнаружены повреждения в виде разбитого лобового стекла, левой передней блок-фары, левого зеркала заднего вида, повреждения переднего капота. Водитель автомашины на месте отсутствовал. При проверке по категориям учета транспортных средств было установлено, что владельцем указанной автомашины является Казменков С.А., <данные изъяты>.р., зарегистрированный по адресу: <адрес>. По данному поводу им был составлен рапорт, совместно с материалом переданный командиру ОБ ДПС. Опросить очевидца ДТП не представилось возможным, так как он отказался давать письменные объяснения и сообщать свои установочные данные, быстро пояснил обстоятельства ДТП, после чего ушел в неизвестном направлении (т.1 л.д.243-245);

— аналогичными показаниями свидетеля Мешкова А.А. — инспектора <данные изъяты> <данные изъяты> <адрес>, оглашенными в судебном заседании в соответствии со ст. 281 УПК РФ (т. 1, л.д. 246-247);

— показаниями свидетеля Черткова А.А. — врача-нейрохирурга <данные изъяты>», который суду показал, что 14 сентября 2009 года он находился на суточном дежурстве. В 21 час 10 минут бригадой скорой медицинской помощи в МЛПУ КБСМП г. Смоленска был доставлен неизвестный гражданин, пострадавший в результате ДТП. Личность данного гражданина впоследствии была установлена, им оказался Иванцов С.Т., <данные изъяты>. Иванцов на момент поступления в КБСМП находился в бессознательном состоянии, соответственно ничего по поводу происшедшего с ним пояснять не мог, сознательные активные действия также совершать не мог. При первичном осмотре был поставлен диагноз: «сочетанная травма, тяжелая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга с внутричерепными кровоизлияниями; перелом костей левой голени, ушибы, раны, ссадины головы и ссадины конечностей». После госпитализации Иванцову была сделана томограмма головного мозга, проведена первичная хирургическая обработка ран. После операции Иванцов был помещен в реанимационное отделение, в котором находился практически весь период лечения (на непродолжительное время его перемещали в общее отделение, однако ввиду тяжелого состояния снова переводили в реанимационное отделение). Находился ли Иванцов в состоянии алкогольного опьянения на момент поступления в МЛПУ КБСМП г. Смоленска, он не знает, но запаха алкоголя он от него не чувствовал. Лечащим врачом Иванцова был Пороскун В.А., он (Чертков) осматривал Иванцова С.Т. только при поступлении и в последующем, когда находился на дежурствах. За время нахождения на лечении в КБСМП Иванцов приходил в сознание, однако в эти моменты продуктивно общаться и давать какие-либо пояснения по поводу происшедшего с ним не мог. Назначался ли консилиум по поводу лечения Иванцова, и возникал ли вопрос о проведении операции — трепонации черепа, он не знает. От полученных в результате ДТП телесных повреждений Иванцов в ноябре 2009 года скончался в МЛПУ «КБСМП»;

— показаниями свидетеля Пороскун В.А. в судебном заседании и на предварительном следствии (т. 2, л.д. 3-4), согласно которым он работает в должности заведующего отделением нейрохирургии МЛПУ «КБСМП». Согласно данных медицинской документации, 14 сентября 2009 года в 21 час 10 минут бригадой скорой медицинской помощи в МЛПУ КБСМП г. Смоленска был доставлен неизвестный гражданин, пострадавший в результате ДТП. Личность данного гражданина впоследствии была установлена, им оказался Иванцов С.Т., <данные изъяты> (ранее работал <данные изъяты>). При поступлении Иванцов был осмотрен дежурным врачом-нейрохирургом Чертковым А.А. Также согласно данных мед.документации, Иванцов при поступлении в КБСМП находился без сознания, у него были диагностированы телесные повреждения в виде черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга с внутричерепными кровоизлияниями; переломы костей левой голени, ушибов, ран и ссадин конечностей. После Иванцову СТ. была проведена первичная хирургическая обработка ран лица и головы, а также трахеостомия. После Иванцов был помещен в реанимационное отделение, в котором находился практически весь период лечения (на непродолжительное время его перемещали в палату интенсивной терапии, однако ввиду тяжелого состояния снова переводили в реанимационное отделение). За время нахождения на лечении в КБСМП, состояние Иванцова оставалось тяжелым, нормальный контакт с ним и общение были не возможны, речевого контакта с ним не было. От полученных в результате ДТП телесных повреждений Иванцов, не смотря на оказываемое адекватное лечение, в ноябре 2009 года скончался в МЛПУ «КБСМП». По поводу указания в посмертном эпикризе сопутствующего диагноза «алкогольное опьянение» пояснил, что данный диагноз был им указан на основании полученных результатов анализов Иванцова (при поступлении в учреждение пострадавших в результате ДТП, у них берутся анализы крови на алкоголь). О том, чтобы наличие признаков алкогольного опьянения было обусловлено введением лекарств при оказании медицинской помощи, ему не известно, так как лекарств, содержащих алкоголь, нет. На вопрос о возможности избежать летального исхода в случае своевременного вызова скорой медицинской помощи Иванцову СТ. (непосредственно после совершения ДТП) ответить не может, так как это не входит в его компетенцию. Принимая во внимание тот факт, что у Иванцова был ушиб головного мозга, кровь в желудочках вещества головного мозга, пояснил, что при таких повреждениях больные выживают редко;

— показаниями свидетеля Иванцова С.С., который суду пояснил, что его отец — Иванцов С.Т. проживал совместно с женой и дочерью по адресу: <адрес>. 14.09.2009 года около 20.00-21.00 часа, точное время не помнит, ему на сотовый телефон позвонила женщина, которая представилась работником приемного отделения КБСМП, и сообщила, что его отец был сбит машиной и находится в больнице. Он приехал в больницу, но к отцу его не пустили, поскольку он находился в тяжелом состоянии. Ему пояснили, что все произошло на <адрес>, отдали вещи, принадлежащие отцу. После того, как отца перевели в реанимацию, он поехал домой, рассказал обо всем матери. Когда он ехал из больницы, на дороге стояли фишки, машина сотрудников ГАИ. Он подошел к ним, представился, и они ему пояснили, что автомобиль, совершивший наезд на отца, скрылся с места происшествия. Затем эту машину нашли во дворах. В тот вечер было пасмурно, но дождя не было, дорога освещалась, горели фонари. 23 ноября 2009 года отец от полученных в результате ДТП повреждений умер. За время нахождения в больнице он неоднократно пытался поговорить с отцом, в том числе, и о происшедшем. Однако за это время отец в полное сознание не приходил, не разговаривал. Где и с кем до происшедшего в тот день находился отец, он не знает. При нахождении на проезжей части отец вел себя аккуратно, правил дорожного движения не нарушал, спиртными напитками не злоупотреблял, на здоровье не жаловался. Место совершенного на него наезда расположено напротив дома, где проживал отец. Подсудимого он встречал в ГИБДД, тот извинился, спросил, чем может посодействовать. Он (Иванцов) ответил, что всего хватает. Впоследствии врачи говорили, что подсудимый Казменков несколько раз приносил в больницу пеленки, продукты питания;

— копией протокола осмотра места происшествия от 14 сентября 2009 года — места дорожно-транспортного происшествия возле <адрес>, в ходе которого установлено, что местом осмотра является асфальтированный участок проезжей части по <адрес>, напротив <адрес>. Данный участок прямой, горизонтальный, предназначенный для движения транспортных средств по двум полосам в одном направлении. Асфальтное покрытие проезжей части сухое, без повреждений, дорожная разметка отсутствует. На момент осмотра темное время суток, проезжая часть освещена фонарями уличного освещения. Осадков нет, видимость не ограничена, движение средней интенсивности. При движении по данному участку автодороги со стороны <адрес> в направлении <адрес>, на расстоянии 8,2 м от угла <адрес> имеется след юза черного цвета, параллельный бордюрному камню, длиной 9,1 м, правее данного следа имеется также след юза черного цвета длиной 6,3 метра, на расстоянии 5,3 метра от бордюрного камня. Также правее данного следа имеется еще два следа юза, один длиной 6,7 метра, а другой 3,2 метра, расположенные на расстоянии 4 метра в месте начала и 4,2 метра в конце следа до правого бордюрного камня. Далее по ходу движения, на расстоянии 5,65 м от угла <адрес> и 5,5 метра от правого бордюра, на проезжей части имеется картонная коробка с надписью <данные изъяты>. На расстоянии 6,3 м от угла дома и 4,5 метра от правого бордюра на проезжей части имеется черный ботинок. На расстоянии 3,6 метра от правого бордюра имеется осыпь стекла белого цвета, шириной 6,1 метра, длиной 13,5 м. в месте осыпи стекла на расстоянии 5,5 м от правого бордюра и на расстоянии 13,8 м от угла <адрес> имеется пятно бурого цвета, шириной 6,4 м, длинной 0,6 м. На расстоянии 7,65 м от угла <адрес>, в направлении <адрес> и на расстоянии 6,4 м от правого бордюра на проезжей части имеется контейнер с надписью <данные изъяты> В ходе осмотра изъяты осколки стекла белого цвета, смывы вещества бурого цвета (т.1 л.д. 8-9);

— копией схемы места совершения административного правонарушения от 14 сентября 2009 года, согласно которой на расстоянии 8,2 м от угла <адрес> имеется след юза черного цвета, параллельный бордюрному камню, длиной 9,1 м, правее данного следа имеется также след юза черного цвета длиной 6,3 метра (т.1 л.д. 10);

— копией протокола осмотра транспортного средства от 14 сентября 2009 года -автомобиля <данные изъяты>, регистрационный знак № <данные изъяты>, согласно которого осмотр производился в связи с ДТП. При осмотре обнаружены повреждения лобового стекла, капота, левой и правой юлок-фары, левой стойки, крыши, левого зеркала заднего вида. На лобовом стекле обнаружены волосы, на левой стоике, крыше, капоте — следы вещества бурого цвета. Неисправностей агрегатов т/с не обнаружено (т.1 л.д. 18);

— копией справки по дорожно-транспортному происшествию (наезду водителем на пешехода, переходившего проезжую часть вне пешеходного перехода), согласно которой место происшествия — <адрес> <адрес>, время происшествия 14 сентября 2009 года 21 час 00 минут, видимость впереди — ограничена, освещение пути — искусственное, ширина проезжей части — 7,3 м, покрытие дороги асфальт, состояние дорожного покрытия — сухое, дефекты дорожного покрытия отсутствуют, скорость движения транспорта перед происшествием не установлена, транспортное средство <данные изъяты>, рег.знак №, собственник Казменков С.А., пострадавший Иванцов С.Т., 1951 г.р. (т.1 л.д. 28);

— актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, №в от 15 сентября 2009 года (время — 4 часа 50 минут), согласно которому, при освидетельствовании Казменкова С.А., ДД.ММ.ГГГГ г.р., установлено состояние опьянения (т.1 л.д. 41);

— протоколом осмотра места происшествия от 09 февраля 2010 года, согласно которому, группа в составе ст.следователя ФИО25., Казменкова С.А. находилась на 3-ем этаже отдела милиции № УВД по <адрес>). Участники группы вышли в общий коридор, где мелом был отмечен отрезок длиной 10 м. Покрытие в данном месте ровное (линолеум). После этого ФИО17 в разных темпах движения стал пересекать указанный отрезок, двигаясь при этом левым боком. Во время третьего пересечения Казменков С.А. указал, что пешеход Иванцов СТ. пересекал проезжую часть дороги <адрес> перед наездом на него именно в таком темпе. Далее в установленном темпе ФИО17 трижды пересек расстояние 10м. На преодоление указанного отрезка ФИО17 затрачивал 1-ый раз — 4,7 сек., 2-ой раз — 4,7 сек., 3-ий раз — 4,7 сек. (т.1 л.д. 81-82);

— заключением эксперта № от 05.07.2010 г., согласно которому при исследовании трупа Иванцова С.Т. обнаружены телесные повреждения: ушиб вещества головного мозга левой лобной доли с явлениями организации, кровь в желудочках головного мозга, кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки лобной и теменной долей слева в стадии разрешения, кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут лобно-теменной области головы слева, ушибленная рана спинки носа, ушибленная рана лба слева, ссадины лица слева, оскольчатый перелом обеих костей левой голени в верхней трети со смещением, перелом локтевого отростка левой кости со смещением, рана левого бедра, которые образовались от действий с большой силой твердых тупых предметов, в быстрой последовательности друг за другом, незадолго до поступления в стационар, по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью. Множественность, сочетанность, характер и локализация повреждений свидетельствуют о том, что они образовались в результате транспортной травмы, в частности, от удара выступающими частями легкового автомобиля по наружной поверхности верхней трети левой голени (при условии нахождения потерпевшего в вертикальном или близком к нему положении) с последующим забрасыванием тела на кузов автомобиля и ударе об него, падении на полотно дороги. Причиной смерти Иванцова СТ. явилась тупая травма головы, сопровождавшаяся ушибом вещества головного мозга, кровоизлияниями под мягкие мозговые оболочки и в желудочки головного мозга, осложнившаяся двусторонней тотальной фибринозно-гнойной пневмонией (т.1 л.д. 144-146);

— заключением эксперта № от 22.07.2010 г., согласно которому, скорость движения автомобиля <данные изъяты> перед применением торможения при принятых исходных данных, соответствующая длине следа бокового юза 9,1 м в данных дорожных условиях составляет около 39,3 км/ч. Так как в данном случае неизвестно где произошла остановка транспортного средства, следовательно, можно сделать вывод о том, что определить фактическую скорость движения автомобиля <данные изъяты> перед ДТП не представляется возможным. В данном случае ответить на вопрос, имел ли водитель автомобиля <данные изъяты> техническую возможность избежать наезда на пешехода, экспертным путем не представляется возможным ввиду отсутствия в представленных материалах необходимых исходных данных о расстоянии удаления автомобиля от места наезда на пешехода в момент возникновения опасности для движения. При этом необходимо отметить, что данные о расстоянии удаления автомобиля от места наезда на пешехода в момент возникновения опасности для движения, указанные в постановлении («неожиданно для Казменкова С.А. в 5-7м от а/м, с право на лево относительно движения вышеуказанной а/м, вышел пешеход Иванцов С.Т.») являются технически несостоятельными. В указанной в постановлении дорожной обстановке водитель автомобиля <данные изъяты>, гос.рег.знак №, Казменков С.А. должен был руководствоваться требованиями ч.2 п. 10.1, п.2.5, п. 19.1 ПДД РФ. Определить экспертным путем соответствовали ли действия водителя автомобиля <данные изъяты> Казменкова С.А. требованиям ч.2 п. 10.1 ПДД РФ, не представляется возможным. Согласно протокола осмотра места происшествия и схемы места ДТП, имеются следы торможения автомобиля, т.е. водитель принял меры, предписанные ПДД РФ для предотвращения ДТП, однако определить экспертным путем своевременность принятия данных мер не представляется возможным. Действия водителя автомобиля <данные изъяты> Казменкова С.А. не соответствовали требованиям п.2.5, п. 19.1 ПДД РФ. В указанной в постановлении дорожной обстановке пешеход Иванцов С.Т. должен был руководствоваться требованиями п.4.3, п.4.5 ПДД РФ. Пешеход не является лицом, которое управляет транспортным средством и ему не требуется для этого специальных познаний. Определение соответствия (не соответствия) действий пешехода ПДД РФ определяется органами следствия или суда по совокупности всех материалов дела и не входит в компетенцию эксперта-автотехника. Место наезда автомобиля <данные изъяты> на пешехода Иванцова С.Т. располагается в районе <адрес> в месте окончания следов юза автомобиля <данные изъяты> (т.1 л.д. 159-163);

— копией свидетельства о смертисерия № № на имя Иванцова С.Т., ДД.ММ.ГГГГ г.р., согласно которой, Иванцов С.Т. умер 23 ноября 2009 года (т.1 л.д. 176);

— копией водительского удостоверения серии <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ на имя Казменкова С.Т., ДД.ММ.ГГГГг.р., согласно которой стаж вождения у Казменкова С.А. с <данные изъяты>; в графе особые отметки указаны очки или контактные линзы (т.1 л.д. 26);

— справкой из МЛПУ «ССМП», согласно которой, 14.09.2009 г. в 20 часов 56 минут на пульт дежурного поступил вызов от прохожего о том, что возле <адрес> в результате ДТП пострадал неизвестный гражданин (т.2 л.д. 34);

— справкой из МЛПУ «КБСМП», согласно которой Иванцов С.Т., <данные изъяты>., находился на лечении в нейрохирургическом отделении МЛПУ «КБСМП» с 14.09.2009 г. по 23.11.2009 г. (т.2 л.д. 34);

— картой вызова скорой медицинской помощи, согласно которой 14.09.2009 г. бригадой ССМП осуществлялся выезд на <адрес>, где был обнаружен неизвестный гражданин. Диагноз: «ушибленная рана лба слева, перелом костей левой голени, ушибленная рана левого бедра, травматический шок, кома». Контакт с больным затруднен из-за тяжести состояния. Со слов окружающих установлено, что мужчина переходил проезжую часть вне пешеходного перехода и был сбит автомобилем, получил удар бампером в область левой голени, упал на капот, а затем на асфальт, ударился головой об асфальт (т. 2, л.д. 39-40);

— справкой из «Смоленскэнерго» от 10.08.2010 г., согласно которой уличное освещение 14.09.2009 г. по <адрес> было включено, согласно графика включения и отключения уличного освещения, в 20 часов 40 минут, время отключения 6 часов 36 минут (т.2 л.д. 43);

— справкой из ГУ «Смоленский областной центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды» от 04.08.2010 г., согласно которой 14 сентября 2009 года в 19 часов наблюдалась облачная погода, без осадков, температура воздуха 16,5 С, влажность воздуха 81%, ветер северной четверти 1 м/с, порывами 3 м/с, видимость 10 км; в 22 часа наблюдалась малооблачная погода, без осадков. Температура воздуха 12,9 С, влажность воздуха 95%, ветер северной четверти 1 м/с, порывами 2 м/с, видимость 10 км (т.2 л.д. 47);

— протоколом осмотра предметов от 16.07.2010 г., согласно которому осмотрены предметы, изъятые 14.09.2009 г. при осмотре места происшествия участка проезжей части возле <адрес> — осколки стекла, смывы вещества бурого цвета (т.2 л.д. 25-27).

Все указанные доказательства суд признает достоверными, полностью подтверждающими вину подсудимого в совершении им указанного преступления, т.к. суд находит, что они добыты в порядке, предусмотренным уголовно-процессуальным кодексом и согласуются друг с другом.

При этом суд критически, как избранный способ защиты, расценивает показания подсудимого Казменкова С.А. о том, что, покидая место ДТП, он увидел, что к пострадавшему подошли два человека, которые могли оказать ему помощь, поскольку они не подтверждаются какими-либо доказательствами по делу, а, напротив, опровергаются показаниями самого же подсудимого в ходе предварительного расследования, оглашенными в судебном заседании в соответствии со ст. 276 УПК РФ (т. 2, л.д. 19-23), где он указывал, что никаких посторонних граждан при совершении вышеописанного ДТП не было, других автомашин также не было. Те двое мужчин, с которыми шел пострадавший, ушли в сторону <данные изъяты> на происшедшее они никак не отреагировали. Когда он уезжал с места ДТП, то пострадавший остался лежать на том же месте, в каком он находился состоянии — не знает.

Суд признает надуманными доводы подсудимого о том, что его показания о возможности оказания пострадавшему помощи подошедшими к нему людьми не были внесены следователем в протокол допроса, поскольку, согласно указанному протоколу допроса Казменкова С.А. в качестве обвиняемого от 3.08.2010 г., его допрос производился в присутствии его защитника — адвоката Москвина В.Н., сам протокол был прочитан и подписан лично подсудимым и его защитником, замечаний и дополнений не имел.

Так же не принимает во внимание суд и показания подсудимого Казменкова С.А. в той части, что он не осознавал факт нахождения лица, на которого он совершил наезд, в опасном для жизни или здоровья состоянии, поскольку, согласно его же показаниям, как в судебном заседании, так и на предварительном следствии, пострадавший, получив удар о переднюю часть его автомобиля, перелетел через его капот, ударившись о лобовое стекло, а затем упал на асфальт, и не шевелился. Таким образом, количество травмирующих воздействий, механизм их образования, и отсутствие сознания у пострадавшего на момент, когда подсудимый скрылся с места ДТП, свидетельствует об очевидности, в том числе, для Казменкова С.А., того обстоятельства, что в общепринятом понимании, состояние Иванцова С.Т. было опасным для его жизни и здоровья, а сам он не имел возможности принять меры к самосохранению, и, по мнению суда, исключает возможность добросовестного заблуждения подсудимого об отсутствии такого состояния Иванцова С.Т.

Совокупность указанных доказательств опровергает доводы защиты об отсутствии у подсудимого заведомости знания о том, что своими действиями он поставил Иванцова С.Т. в опасное для жизни и здоровья состояние, и последний лишен возможности принять меры к самосохранению.

Суд квалифицирует действия Казменкова С.А. по ст. 125 УК РФ, — как заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни и здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению вследствие своей беспомощности, в случае если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу, либо сам поставил его в опасное для жизни и здоровья состояние, поскольку считает установленным, что Казменков С.А., достоверно зная о том, что своими действиями (путем наезда автомобилем) он поставил Иванцова С.Т. в опасное для жизни и здоровья состояние, и последний лишен возможности принять меры к своему спасению вследствие потери сознания и возникшей беспомощности, имея возможность и обязанность (в силу п. 2.5 ПДД) оказать помощь пострадавшему, оставил его без помощи, скрывшись с места дорожно-транспортного происшествия.

Кроме того, Казменков С.А. органами следствия обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ (в нарушении лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшим по неосторожности смерть человека), а именно в том, что Казменков С.А. 14 сентября 2009 года, в период с 20 часов 00 минут по 20 часов 56 минут, точное время при производстве предварительного следствия не установлено, возле <адрес>, управляя принадлежащей ему автомашиной <данные изъяты> регистрационный знак №, двигался по <адрес> со стороны <адрес> по направлению к <адрес>, в условиях недостаточной видимости — темного времени суток, по асфальтированной, сухой автодороге, имеющей две полосы движения в попутном направлении, при искусственном уличном освещении, без включенных световых приборов, чем нарушил требования п. 19.1 Правил дорожного движения РФ (в темное время суток и в условиях недостаточной видимости независимо от освещения дороги, а также в тоннелях на движущемся транспортном средстве должны быть включены следующие световые приборы: па всех механических транспортных средствах и мопедах — фары дальнего или ближнего света,. ..) По автодороге Казменков С.А. двигался со скоростью не менее 39,3 километров в час и при движении не выбрал безопасную скорость движения транспортного средства с учетом его особенностей и состояния, дорожных и погодных условий, в частности видимость в направлении движения, своевременно не обнаружил переходившего проезжую часть, вне зоны пешеходного перехода, справа налево относительно движения вышеуказанной автомашины Иванцова С.Т., <данные изъяты>.р., своевременно не принял мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, и совершил наезд на пешехода ФИО1, чем грубо нарушал п. 10.1. Правил дорожного движения РФ (водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства). После этого водитель Казменков С.А., в нарушение п.2.5 Правил дорожного движения РФ (при дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему, обязан: немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство, включить аварийную световую сигнализацию и выставить знак аварийной остановки в соответствии с требованиями п.7.2 Правил, не перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию; принять возможные меры для оказания доврачебной медицинской помощи пострадавшим, вызвать «скорую медицинскую помощь», а в экстренных случаях отправить пострадавших на попутном, а если это невозможно, доставить на своем транспортном средстве в ближайшее лечебное учреждение, сообщить свою фамилию, регистрационный знак транспортного средства. .. и возвратиться к месту происшествия…), с места совершения дорожно-транспортного происшествия на принадлежащем ему автомобиле скрылся, оставив пострадавшего Иванцова СТ. на проезжей части.

В результате нарушения Правил дорожного движения РФ водителем Казменковым С.А. Иванцову С.Т. причинены телесные повреждения: ушиб вещества головного мозга левой лобной доли с явлениями организации, кровь в желудочках головного мозга, кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки лобной и теменной долей слева в стадии разрешения, кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут лобно-теменной области головы слева, ушибленная рана спинки носа, ушибленная рана лба слева, ссадины лица слева, оскольчатый перелом обеих костей левой голени в верхней трети со смещением, перелом локтевого отростка левой локтевой кости со смещением, рана левого бедра, квалифицирующиеся по признаку опасности для жизни, как тяжкий вред здоровью. От полученных телесных повреждений Иванцов СТ. 23 ноября 2009 года скончался в клинической больнице скорой медицинской помощи г. Смоленска.

Причиной смерти Иванцова С.Т. явилась тупая травма головы, сопровождавшаяся ушибом вещества головного мозга, кровоизлияниями под мягкие мозговые оболочки и в желудочки головного мозга, осложнившаяся двусторонней тотальной фибринозно-гнойной пневмонией.

Нарушение водителем Казменковым С.А. п.п. 19.1, 10.1 Правил дорожного движения РФ находятся в прямой причинной связи с наступившими общественно опасными последствиями.

В качестве доказательств виновности подсудимого Казменкова С.А. в совершении указанного преступления органами предварительного следствия представлены следующие перечисленные доказательства:

— показания потерпевшей Иванцовой Т.В., которая суду пояснила, что до ДД.ММ.ГГГГ совместно с ней проживал муж — Иванцов С.Т., <данные изъяты>. Муж спиртным не злоупотреблял, <данные изъяты>, положительно характеризовался на работе, имел много друзей и знакомых, был человеком уравновешенным. Муж, имея 35 лет водительского стажа, всегда соблюдал правила дорожного движения. 14 сентября 2009 года около 20-21 часа, точное время назвать не может, муж ненадолго вышел из дома в магазин. Из дома он уходил абсолютно трезвым, при себе у него был только сотовый телефон. Через некоторое время (в период с 21 по 22 часа, точное время вспомнить не может) позвонил ее сын — Иванцов С.С. и сообщил о том, что, со слов сотрудников «Красного креста», муж попал в ДТП и доставлен в тяжелом состоянии в больницу. После того, как сын вернулся из больницы, он сообщил, что муж попал под машину на <адрес>, водитель автомашины с места происшествия скрылся, а муж, как неопознанный человек (у него при себе не было документов), поступил в «Красный крест». До 23 ноября 2009 года муж находился на стационарном лечении в КБСМП г. Смоленска: его переводили из реанимационного отделения в нейрохирургическое и обратно. В сознание муж приходил редко, находился в коме, говорить ничего не мог из-за полученных в результате ДТП травм, про обстоятельства ДТП он ничего не пояснял. 23 ноября 2009 года, несмотря на оказываемое ему лечение, муж скончался в больнице от полученных в результате ДТП повреждений. Водитель, сбивший ее мужа — подсудимый Казменков С.А. с ней не связывался, извинений не приносил, материальной помощи не оказывал. Просит суд удовлетворить исковые требования по взысканию материального ущерба на сумму <данные изъяты> рублей, морального вреда на сумму <данные изъяты> рублей, а также процессуальные издержки на оплату услуг представителя в сумме <данные изъяты> рублей;

— показания свидетеля Полякова Р.Н. — инспектора <данные изъяты> <адрес>, оглашенные в соответствии со ст. 281 УПК РФ, согласно которым, 14.09.2009 г. в 23 часа 00 минут он заступил в наряд ДПС совместно с инспектором Беляевым Д.О. 15.0.2009 около 03 часов 30 минут по указанию дежурного по ГИБДД они производили оформление ДТП с участием водителя автомашины <данные изъяты>, регистрационный знак №, Казменкова С.А., который совершил наезд на пешехода Иванцова С.Т. в районе <адрес>. В связи с этим им составлялся административный материал на водителя Казменкова С.А., а именно: протокол об административном правонарушении. Объяснение у Казменкова С.А. отбиралось инспектором Беляевым в его присутствии и все, что в нем указывалось, записывалось со слов самого Казменкова С.А., который находился в состоянии алкогольного опьянения и в возбужденном (испуганном) состоянии после совершенного им ДТП (т.1 л.д.201-202);

— показания свидетеля Беляева Д.О., оглашенные в судебном заседании с согласия сторон, аналогичные показаниям свидетеля Полякова Р.Н. (т. 1, л.д. 198-199);

— показания свидетеля Дударева Р.А. — врача бригады интенсивной терапии <данные изъяты> оглашенные в судебном заседании в соответствии со ст. 281 УПК РФ, согласно которым, в его обязанности входит обслуживание вызовов, оказание первой медицинской помощи. С 08 часов 14 сентября по 08 часов 15 сентября 2009 года он находился на суточном дежурстве. Согласно карте вызова скорой медицинской помощи, в 20 часов 56 минут на пульт дежурного поступил вызов от неизвестного прохожего, который сообщил, что возле <адрес> по факту ДТП, в результате которого пострадал человек. По прибытии на место, на проезжей части напротив <адрес> был обнаружен мужчина, данные его известны не были. Мужчина был без сознания, говорить и передвигаться не мог, находился в тяжелом состоянии, ему была оказана первая помощь, после чего он был госпитализирован в КБСМП г. Смоленска для оказания ему там дальнейшей помощи. Рядом с местом происшествия находилось много наблюдавших людей, однако никто из них близко не подходил, какие-либо сведения о ДТП не сообщал. Точно пояснить, находился ли на месте ДТП водитель автомашины, сбившей указанного человека, не может, однако поясняет, что всегда старается отмечать в карте вызова сведения о регистрационных знаках автомашины-участницы ДТП, и ее марку (т.1 л.д.241-242);

— показания свидетеля Моисеенкова В.В. — инспектора-дежурного для выезда на место ДТП ОБ ДПС ГИБДД н/п УВД по Смоленской области, оглашенные в соответствии со ст. 281 УПК РФ, согласно которым 14 сентября 2009 года, находясь на суточном дежурстве, он около 21 часа 10 минут по указанию дежурной части проехал по адресу: <адрес>, где неустановленным водителем был совершен наезд на пешехода. К тому моменту, как он прибыл на место происшествия, там уже находилась скорая помощь, пострадавшему в результате ДТП оказывалась медицинская помощь. Данные пешехода, на которого был совершен наезд, установлены не были, так как он находился в бессознательном состоянии, и документов у него при себе не было. Практически сразу после его прибытия на место ДТП, скорая помощь увезла пострадавшего в больницу. Автомашина, на которой было совершено ДТП, с места происшествия скрылась. Первоначально им была составлена схема места происшествия, после чего к нему подошел неизвестный мужчина, который, не представляясь и не сообщая свои данные, сказал, что он является очевидцем ДТП, однако никаких письменных объяснений давать не будет. Указанный мужчина сообщил, что пешехода сбила автомашина <данные изъяты>, красного цвета, которая двигалась со стороны <адрес> по направлению к <адрес>, пешеход в это время переходил проезжую часть в неустановленном месте — вне зоны пешеходного перехода. Также указанный мужчина пояснил, что водитель автомашины <данные изъяты> после совершения ДТП, автомашину не остановил, с места совершения ДТП скрылся, и уехал во <адрес> <адрес>. Получив данную информацию, он по рации связался с дежурной частью и попросил отправить по указанному адресу экипаж ДПС с целью обнаружения вышеуказанной автомашины. После сбора первоначального материала на месте ДТП, он совместно с экспертом ЭКЦ УВД и следователем проследовал во дворы <адрес>, где была обнаружена автомашина <данные изъяты>, красного цвета, регистрационный знак № При осмотре указанной автомашины были обнаружены повреждения в виде разбитого лобового стекла, левой передней блок-фары, левого зеркала заднего вида, повреждения переднего капота. Водитель автомашины на месте отсутствовал. При проверке по категориям учета транспортных средств было установлено, что владельцем указанной автомашины является Казменков С.А., <данные изъяты>., зарегистрированный по адресу: <адрес>. По данному поводу им был составлен рапорт, совместно с материалом переданный командиру ОБ ДПС. Опросить очевидца ДТП не представилось возможным, так как он отказался давать письменные объяснения и сообщать свои установочные данные, быстро пояснил обстоятельства ДТП, после чего ушел в неизвестном направлении (т.1 л.д.243-245);

— аналогичные показания свидетеля Мешкова А.А. — инспектора для выезда на место ДТП ОБ ДПС ГИБДД н/п УВД по Смоленской области, оглашенные в судебном заседании в соответствии со ст. 281 УПК РФ (т. 1, л.д. 246-247);

— показания свидетеля Черткова А.А. — врача-нейрохирурга МЛПУ «КБСМП», который суду пояснил, что 14 сентября 2009 года он находился на суточном дежурстве. В 21 час 10 минут бригадой скорой медицинской помощи в МЛПУ КБСМП г. Смоленска был доставлен неизвестный гражданин, пострадавший в результате ДТП. Личность данного гражданина впоследствии была установлена, им оказался Иванцов С.Т., <данные изъяты>. Иванцов на момент поступления в КБСМП находился в бессознательном состоянии, соответственно ничего по поводу происшедшего с ним пояснять не мог, сознательные активные действия также совершать не мог. При первичном осмотре был поставлен диагноз: «сочетанная травма, тяжелая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга с внутричерепными кровоизлияниями; перелом костей левой голени, ушибы, раны, ссадины головы и ссадины конечностей». После госпитализации Иванцову была сделана томограмма головного мозга, проведена первичная хирургическая обработка ран. После операции Иванцов был помещен в реанимационное отделение, в котором находился практически весь период лечения (на непродолжительное время его перемещали в общее отделение, однако ввиду тяжелого состояния снова переводили в реанимационное отделение). Находился ли Иванцов в состоянии алкогольного опьянения на момент поступления в МЛПУ КБСМП г. Смоленска, он не знает, но запаха алкоголя он от него не чувствовал. Лечащим врачом Иванцова был Пороскун В.А., он (Чертков) осматривал Иванцова С.Т. только при поступлении и в последующем, когда находился на дежурствах. За время нахождения на лечении в КБСМП Иванцов приходил в сознание, однако в эти моменты продуктивно общаться и давать какие-либо пояснения по поводу происшедшего с ним не мог. Назначался ли консилиум по поводу лечения Иванцова, и возникал ли вопрос о проведении операции — трепонации черепа, он не знает. От полученных в результате ДТП телесных повреждений Иванцов в ноябре 2009 года скончался в МЛПУ «КБСМП»;

— показания свидетеля Пороскун В.А. в судебном заседании и на предварительном следствии (т. 2, л.д. 3-4), согласно которым он работает в должности заведующего отделением нейрохирургии МЛПУ «КБСМП». Согласно данных медицинской документации, 14 сентября 2009 года в 21 час 10 минут бригадой скорой медицинской помощи в МЛПУ КБСМП г. Смоленска был доставлен неизвестный гражданин, пострадавший в результате ДТП. Личность данного гражданина впоследствии была установлена, им оказался Иванцов С.Т., <данные изъяты>р. (ранее работал нейрохирургом в Смоленской областной клинической больнице). При поступлении Иванцов был осмотрен дежурным врачом-нейрохирургом Чертковым А.А. Также согласно данных мед.документации, Иванцов при поступлении в КБСМП находился без сознания, у него были диагностированы телесные повреждения в виде черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга с внутричерепными кровоизлияниями; переломы костей левой голени, ушибов, ран и ссадин конечностей. После Иванцову СТ. была проведена первичная хирургическая обработка ран лица и головы, а также трахеостомия. После Иванцов был помещен в реанимационное отделение, в котором находился практически весь период лечения (на непродолжительное время его перемещали в палату интенсивной терапии, однако ввиду тяжелого состояния снова переводили в реанимационное отделение). За время нахождения на лечении в КБСМП, состояние Иванцова оставалось тяжелым, нормальный контакт с ним и общение были не возможны, речевого контакта с ним не было. От полученных в результате ДТП телесных повреждений Иванцов, не смотря на оказываемое адекватное лечение, в ноябре 2009 года скончался в МЛПУ «КБСМП». По поводу указания в посмертном эпикризе сопутствующего диагноза «алкогольное опьянение» пояснил, что данный диагноз был им указан на основании полученных результатов анализов Иванцова (при поступлении в учреждение пострадавших в результате ДТП, у них берутся анализы крови на алкоголь). О том, чтобы наличие признаков алкогольного опьянения было обусловлено введением лекарств при оказании медицинской помощи, ему не известно, так как лекарств, содержащих алкоголь, нет. На вопрос о возможности избежать летального исхода в случае своевременного вызова скорой медицинской помощи Иванцову СТ. (непосредственно после совершения ДТП) ответить не может, так как это не входит в его компетенцию. Принимая во внимание тот факт, что у Иванцова был ушиб головного мозга, кровь в желудочках вещества головного мозга, пояснил, что при таких повреждениях больные выживают редко;

— показания свидетеля Иванцова С.С., который суду пояснил, что его отец — Иванцов С.Т. проживал совместно с женой и дочерью по адресу: <адрес>. 14.09.2009 года около 20.00-21.00 часа, точное время не помнит, ему на сотовый телефон позвонила женщина, которая представилась работником приемного отделения КБСМП, и сообщила, что его отец был сбит машиной и находится в больнице. Он приехал в больницу, но к отцу его не пустили, поскольку он находился в тяжелом состоянии. Ему пояснили, что все произошло на <адрес>, отдали вещи, принадлежащие отцу. После того, как отца перевели в реанимацию, он поехал домой, рассказал обо всем матери. Когда он ехал из больницы, на дороге стояли фишки, машина сотрудников ГАИ. Он подошел к ним, представился, и они ему пояснили, что автомобиль, совершивший наезд на отца, скрылся с места происшествия. Затем эту машину нашли во дворах. В тот вечер было пасмурно, но дождя не было, дорога освещалась, горели фонари. 23 ноября 2009 года отец от полученных в результате ДТП повреждений умер. За время нахождения в больнице он неоднократно пытался поговорить с отцом, в том числе, и о происшедшем. Однако за это время отец в полное сознание не приходил, не разговаривал. Где и с кем до происшедшего в тот день находился отец, он не знает. При нахождении на проезжей части отец вел себя аккуратно, правил дорожного движения не нарушал, спиртными напитками не злоупотреблял, на здоровье не жаловался. Место совершенного на него наезда расположено напротив дома, где проживал отец. Подсудимого он встречал в ГИБДД, тот извинился, спросил, чем может посодействовать. Он (Иванцов) ответил, что всего хватает. Впоследствии врачи говорили, что подсудимый Казменков несколько раз приносил в больницу пеленки, продукты питания;

— копия протокола осмотра места происшествия от 14 сентября 2009 года — места дорожно-транспортного происшествия возле <адрес>, в ходе которого установлено, что местом осмотра является асфальтированный участок проезжей части по <адрес>, напротив <адрес>. Данный участок прямой, горизонтальный, предназначенный для движения транспортных средств по двум полосам в одном направлении. Асфальтное покрытие проезжей части сухое, без повреждений, дорожная разметка отсутствует. На момент осмотра темное время суток, проезжая часть освещена фонарями уличного освещения. Осадков нет, видимость не ограничена, движение средней интенсивности. При движении по данному участку автодороги со стороны <адрес> в направлении <адрес>, на расстоянии 8,2 м от угла <адрес> имеется след юза черного цвета, параллельный бордюрному камню, длиной 9,1 м, правее данного следа имеется также след юза черного цвета длиной 6,3 метра, на расстоянии 5,3 метра от бордюрного камня. Также правее данного следа имеется еще два следа юза, один длиной 6,7 метра, а другой 3,2 метра, расположенные на расстоянии 4 метра в месте начала и 4,2 метра в конце следа до правого бордюрного камня. Далее по ходу движения, на расстоянии 5,65 м от угла <адрес> и 5,5 метра от правого бордюра, на проезжей части имеется картонная коробка с надписью <данные изъяты> На расстоянии 6,3 м от угла дома и 4,5 метра от правого бордюра на проезжей части имеется черный ботинок. На расстоянии 3,6 метра от правого бордюра имеется осыпь стекла белого цвета, шириной 6,1 метра, длиной 13,5 м. в месте осыпи стекла на расстоянии 5,5 м от правого бордюра и на расстоянии 13,8 м от угла <адрес> имеется пятно бурого цвета, шириной 6,4 м, длинной 0,6 м. На расстоянии 7,65 м от угла <адрес>, в направлении <адрес> и на расстоянии 6,4 м от правого бордюра на проезжей части имеется контейнер с надписью <данные изъяты> В ходе осмотра изъяты осколки стекла белого цвета, смывы вещества бурого цвета (т.1 л.д. 8-9);

— копия схемы места совершения административного правонарушения от 14 сентября 2009 года, согласно которой на расстоянии 8,2 м от угла <адрес> имеется след юза черного цвета, параллельный бордюрному камню, длиной 9,1 м, правее данного следа имеется также след юза черного цвета длиной 6,3 метра (т.1 л.д. 10);

— копия протокола осмотра транспортного средства от 14 сентября 2009 года -автомобиля <данные изъяты>, регистрационный знак №, красного цвета, согласно которого осмотр производился в связи с ДТП. При осмотре обнаружены повреждения лобового стекла, капота, левой и правой юлок-фары, левой стойки, крыши, левого зеркала заднего вида. На лобовом стекле обнаружены волосы, на левой стоике, крыше, капоте — следы вещества бурого цвета. Неисправностей агрегатов т/с не обнаружено (т.1 л.д. 18);

— копия справки по дорожно-транспортному происшествию (наезду водителем на пешехода, переходившего проезжую часть вне пешеходного перехода), согласно которой место происшествия — <адрес> <адрес>, время происшествия 14 сентября 2009 года 21 час 00 минут, видимость впереди — ограничена, освещение пути — искусственное, ширина проезжей части — 7,3 м, покрытие дороги асфальт, состояние дорожного покрытия — сухое, дефекты дорожного покрытия отсутствуют, скорость движения транспорта перед происшествием не установлена, транспортное средство <данные изъяты>, рег.знак №, собственник Казменков С.А., пострадавший Иванцов С.Т., <данные изъяты> (т.1 л.д. 28);

— акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, №в от 15 сентября 2009 года (время — 4 часа 50 минут), согласно которому, при освидетельствовании Казменкова С.А., ДД.ММ.ГГГГ г.р., установлено состояние опьянения (т.1 л.д. 41);

— протокол осмотра места происшествия от 09 февраля 2010 года, согласно которому, группа в составе ст.следователя Кузьмина А.Ю., понятых, ФИО17, Казменкова С.А. находилась на 3-ем этаже отдела милиции №1 УВД по г.Смоленску (<адрес> Участники группы вышли в общий коридор, где мелом был отмечен отрезок длиной 10 м. Покрытие в данном месте ровное (линолеум). После этого ФИО17 в разных темпах движения стал пересекать указанный отрезок, двигаясь при этом левым боком. Во время третьего пересечения Казменков С.А. указал, что пешеход Иванцов СТ. пересекал проезжую часть дороги <адрес> перед наездом на него именно в таком темпе. Далее в установленном темпе ФИО17 трижды пересек расстояние 10м. На преодоление указанного отрезка ФИО17 затрачивал 1-ый раз — 4,7 сек., 2-ой раз — 4,7 сек., 3-ий раз — 4,7 сек. (т.1 л.д. 81-82);

— заключение эксперта № от 05.07.2010 г., согласно которому при исследовании трупа Иванцова С.Т. обнаружены телесные повреждения: ушиб вещества головного мозга левой лобной доли с явлениями организации, кровь в желудочках головного мозга, кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки лобной и теменной долей слева в стадии разрешения, кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут лобно-теменной области головы слева, ушибленная рана спинки носа, ушибленная рана лба слева, ссадины лица слева, оскольчатый перелом обеих костей левой голени в верхней трети со смещением, перелом локтевого отростка левой кости со смещением, рана левого бедра, которые образовались от действий с большой силой твердых тупых предметов, в быстрой последовательности друг за другом, незадолго до поступления в стационар, по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью. Множественность, сочетанность, характер и локализация повреждений свидетельствуют о том, что они образовались в результате транспортной травмы, в частности, от удара выступающими частями легкового автомобиля по наружной поверхности верхней трети левой голени (при условии нахождения потерпевшего в вертикальном или близком к нему положении) с последующим забрасыванием тела на кузов автомобиля и ударе об него, падении на полотно дороги. Причиной смерти Иванцова СТ. явилась тупая травма головы, сопровождавшаяся ушибом вещества головного мозга, кровоизлияниями под мягкие мозговые оболочки и в желудочки головного мозга, осложнившаяся двусторонней тотальной фибринозно-гнойной пневмонией (т.1 л.д. 144-146);

— заключение эксперта № от 22.07.2010 г., согласно которому, скорость движения автомобиля <данные изъяты> перед применением торможения при принятых исходных данных, соответствующая длине следа бокового юза 9,1 м в данных дорожных условиях составляет около 39,3 км/ч. Так как в данном случае неизвестно где произошла остановка транспортного средства, следовательно, можно сделать вывод о том, что определить фактическую скорость движения автомобиля ВАЗ <данные изъяты> перед ДТП не представляется возможным. В данном случае ответить на вопрос, имел ли водитель автомобиля ВАЗ <данные изъяты> техническую возможность избежать наезда на пешехода, экспертным путем не представляется возможным ввиду отсутствия в представленных материалах необходимых исходных данных о расстоянии удаления автомобиля от места наезда на пешехода в момент возникновения опасности для движения. При этом необходимо отметить, что данные о расстоянии удаления автомобиля от места наезда на пешехода в момент возникновения опасности для движения, указанные в постановлении («неожиданно для ФИО2 в 5-7м от а/м, с право на лево относительно движения вышеуказанной а/м, вышел пешеход Иванцов С.Т.») являются технически несостоятельными. В указанной в постановлении дорожной обстановке водитель автомобиля <данные изъяты>, гос.рег.знак №, Казменков С.А. должен был руководствоваться требованиями ч.2 п. 10.1, п.2.5, п. 19.1 ПДД РФ. Определить экспертным путем соответствовали ли действия водителя автомобиля <данные изъяты> Казменкова С.А. требованиям ч.2 п. 10.1 ПДД РФ, не представляется возможным. Согласно протокола осмотра места происшествия и схемы места ДТП, имеются следы торможения автомобиля, т.е. водитель принял меры, предписанные ПДД РФ для предотвращения ДТП, однако определить экспертным путем своевременность принятия данных мер не представляется возможным. Действия водителя автомобиля <данные изъяты> Казменкова С.А. не соответствовали требованиям п.2.5, п. 19.1 ПДД РФ. В указанной в постановлении дорожной обстановке пешеход Иванцов С.Т. должен был руководствоваться требованиями п.4.3, п.4.5 ПДД РФ. Пешеход не является лицом, которое управляет транспортным средством и ему не требуется для этого специальных познаний. Определение соответствия (не соответствия) действий пешехода ПДД РФ определяется органами следствия или суда по совокупности всех материалов дела и не входит в компетенцию эксперта-автотехника. Место наезда автомобиля <данные изъяты> на пешехода Иванцова С.Т. располагается в районе <адрес> в месте окончания следов юза автомобиля <данные изъяты> (т.1 л.д. 159-163);

— копия свидетельства о смертисерия № № на имя Иванцова С.Т., ДД.ММ.ГГГГ г.р., согласно которой, Иванцов С.Т. умер 23 ноября 2009 года (т.1 л.д. 176);

— копия водительского удостоверения серии <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ на имя Казменкова С.А., ДД.ММ.ГГГГг.р., согласно которой стаж вождения у Казменкова С.А. с <данные изъяты> в графе особые отметки указаны очки или контактные линзы (т.1 л.д. 26);

— справка из МЛПУ «ССМП», согласно которой, 14.09.2009 г. в 20 часов 56 минут на пульт дежурного поступил вызов от прохожего о том, что возле <адрес> в результате ДТП пострадал неизвестный гражданин (т.2 л.д. 34);

— справка из МЛПУ «КБСМП», согласно которой Иванцов С.А., <данные изъяты>., находился на лечении в нейрохирургическом отделении МЛПУ «КБСМП» с 14.09.2009 г. по 23.11.2009 г. (т.2 л.д. 34);

— карта вызова скорой медицинской помощи, согласно которой 14.09.2009 г. бригадой ССМП осуществлялся выезд на <адрес>, где был обнаружен неизвестный гражданин. Диагноз: «ушибленная рана лба слева, перелом костей левой голени, ушибленная рана левого бедра, травматический шок, кома». Контакт с больным затруднен из-за тяжести состояния. Со слов окружающих установлено, что мужчина переходил проезжую часть вне пешеходного перехода и был сбит автомобилем, получил удар бампером в область левой голени, упал на капот, а затем на асфальт, ударился головой об асфальт (т. 2, л.д. 39-40);

— справка из «Смоленскэнерго» от 10.08.2010 г., согласно которой уличное освещение 14.09.2009 по <адрес> было включено, согласно графика включения и отключения уличного освещения, в 20 часов 40 минут, время отключения 6 часов 36 минут (т.2 л.д. 43);

— справка из ГУ «Смоленский областной центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды» от 04.08.2010 г., согласно которой 14 сентября 2009 года в 19 часов наблюдалась облачная погода, без осадков, температура воздуха 16,5 С, влажность воздуха 81%, ветер северной четверти 1 м/с, порывами 3 м/с, видимость 10 км; в 22 часа наблюдалась малооблачная погода, без осадков. Температура воздуха 12,9 С, влажность воздуха 95%, ветер северной четверти 1 м/с, порывами 2 м/с, видимость 10 км (т.2 л.д. 47);

— протокол осмотра предметов от 16.07.2010 г., согласно которому осмотрены предметы, изъятые 14.09.2009 г. при осмотре места происшествия участка проезжей части возле <адрес> — осколки стекла, смывы вещества бурого цвета (т.2 л.д. 25-27).

Проанализировав исследованные в ходе судебного заседания доказательства, суд находит, что обвинение Казменкова С.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, не нашло своего подтверждения, а в его действиях отсутствует указанный состав преступления в связи со следующим.

Так, признавая установленным, что Казменков С.А. 14 сентября 2009 года, возле <адрес>, управляя принадлежащей ему автомашиной «<данные изъяты>», регистрационный знак №, двигаясь по <адрес> со стороны <адрес> по направлению к <адрес>, совершил наезд на пешехода Иванцова С.Т., в результате чего ему были причинены повреждения, повлекшие смерть, суд считает, что представленная совокупность доказательств достоверно не подтверждает факт нарушения подсудимым правил дорожного движения, предусмотренных п.п. 19.1, 10.1, ПДД РФ (а именно, что Казменков С.А. двигался в условиях недостаточной видимости — темного времени суток, при искусственном уличном освещении, без включенных световых приборов, а также что при движении он не выбрал безопасную скорость движения транспортного средства с учетом его особенностей и состояния, дорожных и погодных условий, в частности, видимости в направлении движения, своевременно не обнаружил переходившего проезжую часть, вне зоны пешеходного перехода Иванцова С.Т., своевременно не принял мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, и совершил наезд на пешехода Иванцова С.Т.), являющегося обязательным признаком объективной стороны указанного преступления.

Так, согласно заключению эксперта № от 22.07.2010 г., определить фактическую скорость движения автомобиля <данные изъяты> перед ДТП не представляется возможным. В данном случае ответить на вопрос, имел ли водитель автомобиля <данные изъяты> техническую возможность избежать наезда на пешехода, экспертным путем не представляется возможным ввиду отсутствия в представленных материалах необходимых исходных данных о расстоянии удаления автомобиля от места наезда на пешехода в момент возникновения опасности для движения. Определить экспертным путем соответствовали ли действия водителя автомобиля <данные изъяты> Казменкова С.А. требованиям ч.2 п. 10.1 ПДД РФ, не представляется возможным. Согласно протоколу осмотра места происшествия и схемы места ДТП, имеются следы торможения автомобиля, т.е. водитель принял меры, предписанные ПДД РФ для предотвращения ДТП, однако определить экспертным путем своевременность принятия данных мер не представляется возможным.

Вывод эксперта о том, что действия водителя автомобиля <данные изъяты> Казменкова С.А. не соответствовали требованиям п. 19.1 ПДД РФ (в темное время суток и в условиях недостаточной видимости независимо от освещения дороги, а также в тоннелях на движущемся транспортном средстве должны быть включены следующие световые приборы: па всех механических транспортных средствах и мопедах — фары дальнего или ближнего света,. ..), основан на установочных данных постановления о назначении судебной автотехнической экспертизы от 02.07.2010 г. (т.1, л.д.155), согласно которым 14 сентября 2009 г. около 21 часа Казменков С.А. двигался по проезжей части шириной 7,3 м на принадлежащей ему автомашине <данные изъяты>, р/з № по искусственно освещенной <адрес>, однако, согласно предъявленному обвинению, Казменков С.А. 14.09.2009 г. совершил наезд на Иванцова С.Т. в период времени с 20 часов 00 минут до 20 часов 56 минут, следовательно, данный вывод эксперта не может быть признан судом в качестве доказательства, подтверждающего вину подсудимого в совершении инкриминируемого ему преступления.

Из справки МЛПУ «ССМП» следует, что вызов от прохожего о том, что возле <адрес> в результате ДТП пострадал неизвестный гражданин, поступил на пульт дежурного 14.09.2009 в 20 часов 56 минут (т.2 л.д. 34).

В соответствии с п.1 2. ПДД, «Темное время суток» — промежуток времени от конца вечерних сумерек до начала утренних сумерек.

Согласно справки ГУ «Смоленский областной центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды» от 04.08.2010 г., 14 сентября 2009 г. в 19 часов наблюдалась облачная погода без осадков, видимость 10 км; в 22 часа наблюдалась малооблачная погода, без осадков, видимость 10 км.

Из ответа на запрос ПО «СГЭС» Филиала ОАО «МРСК Центра» — «Смоленскэнерго», уличное освещение 14.09.2009 г. по <адрес> было включено, согласно графика включения и отключения уличного освещения, в 20.40., время отключения 6.36. (Т.2 л.д. 46).

Таким образом, представленные доказательства не опровергают доводов подсудимого о том, что в момент наезда им на пешехода Иванцова Т.С., переходившего проезжую часть вне зоны пешеходного перехода перед близко идущим транспортом, было светлое время суток — около 20 часов, хорошая видимость и необходимости в использовании света фар не имелось; что им своевременно были предприняты все необходимые меры для предотвращения ДТП, избежать которого он не имел технической возможности.

Отсутствие общественно опасного деяния в виде нарушения Казменковым С.А. Правил дорожного движения исключает и наличие причинно-следственной связи между указанным деянием и последствием в виде смерти Иванцова С.Т.

С учетом указанных обстоятельств в совокупности, суд находит, что поскольку факты нарушения подсудимым Казменковым С.А. требований п.п. 10.1, 19.1 ПДД РФ не нашли своего достоверного подтверждения в судебном заседании, с учетом ч. 3 ст. 14 УПК РФ, согласно которой все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке УПК РФ, трактуются в пользу обвиняемого, по ч. 3 ст. 264 УК РФ Казменков С.А. подлежит оправданию на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ — за отсутствием в его действиях состава преступления.

При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, данные о личности подсудимого.

Казменков С.А. совершил преступление небольшой тяжести, ранее не судим.

К обстоятельствам, смягчающим ответственность подсудимого, суд относит совершение им преступления небольшой тяжести впервые, раскаяние в содеянном, добровольное частичное возмещение потерпевшей материального ущерба.

Отягчающих наказание Казменкова С.А. обстоятельств судом не установлено.

Учитывая данные о личности подсудимого, суд отмечает, что Казменков С.А. по предыдущему месту работы характеризуется положительно (т. 1, л.д. 205, т. 2, л.д. 136), имеет благодарность Министра внутренних дел РФ за образцовое исполнение служебных обязанностей при ликвидации незаконных вооруженных формирований в <данные изъяты> (т. 2, л.д. 130-135), характеризующими данными по месту жительства Казменкова С.А. суд не располагает; на учете в ОГУЗ «СОНД» и «СОПКД» не состоит (т. 2, л.д. 54, 56).

С учетом указанных обстоятельств, суд находит возможным достижение целей наказания без изоляции подсудимого от общества и применение в его отношении ст. 73 УК РФ — условного осуждения.

Суд считает, что заявленный потерпевшей Иванцовой Т.В. гражданский иск в части возмещения материального вреда на сумму <данные изъяты> рубля и морального вреда на сумму <данные изъяты> рублей, не может быть рассмотрен в рамках уголовного судопроизводства, поскольку имеет непосредственное отношение к гибели ее мужа, т.е. к предъявленному Казменкову С.А. обвинению по ч. 3 ст. 264 УК РФ, в котором он оправдан. В связи с указанными обстоятельствами суд оставляет указанный гражданский иск без рассмотрения, признав за потерпевшей Иванцовой Т.В. право на его рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В соответствии со ст. 42 ч.3 УПК РФ, потерпевшему обеспечивается возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного следствия и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям ст. 131 УПК РФ — процессуальные издержки.

В соответствии со ст. 132 УПК РФ, процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета, в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они подлежат взысканию. Сведений об имущественной несостоятельности Казменкова С.А. суду не представлено, в связи с чем процессуальные издержки — расходы на оплату услуг за участие в судебном заседании представителя потерпевшей — адвоката Соловьева В.В., согласно заключенного соглашения, в сумме 25 000 рублей подлежат взысканию за счет средств подсудимого.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 302, 307-309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л :

Казменкова С.А. по предъявленному обвинению по ч. 3 ст. 264 УК РФ — оправдать на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

В соответствии со ст. 133 УПК РФ признать за Казменковым С.А. право на реабилитацию.

Казменкова С.А. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФи назначить ему наказание в виде 10 (десяти) месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Казменкову С.А. наказание считать условным с испытательным сроком 1 (один) год.

На основании ч. 5 ст. 73 УК РФ возложить на Казменкова С.А. обязанности: в течение испытательного срока не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных.

Меру пресечения Казменкову С.А. — обязательство о явке — до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Взыскать с Казменкова С.А. в пользу Иванцовой Т.В. в счет возмещения процессуальных издержек — расходов на оплату услуг представителя — адвоката Соловьева В.В. <данные изъяты> рублей.

Гражданский иск потерпевшей Иванцовой Т.В. в части возмещения материального ущерба на сумму <данные изъяты> рубля и морального вреда на сумму <данные изъяты> рублей — оставить без рассмотрения, с признанием за ней права на рассмотрение иска в порядке гражданского судопроизводства.

Вещественные доказательства: осколки стекла, смывы вещества бурого цвета — уничтожить.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Смоленский областной суд через Ленинский районный суд г.Смоленска в течение 10 суток со дня его провозглашения.

Таблица акта на сайте суда: http://leninsky.sml.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=detailed_card&srv_num=1&id=67600021012271505043391000114808

Решение на сайте суда: http://leninsky.sml.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=print_text&cl=1&id=67600021012271505051511000114815

Юридический блог Об Адвокатуре

Если вам понравился пост, вы можете оставить комментарий или подписаться на RSS и получать каждый новый пост из этого блога.

Комментарии

Еще никто не комментировал.

Оставьте комментарий

(required)

(required)