Статья 290 УК РФ. Оправдательный приговор_2

В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.  

Обзорно-аналитическую статью, посвященную обобщению применения судами статьи 290 УК РФ читайте ЗДЕСЬ

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

31 мая 2010 г. г. Карачаевск

Карачаевский городской суд в составе председательствующего судьи Алиева Ш.С., с участием государственного обвинителя — помощника прокурора г.Карачаевска Джашеева Р.А.,

подсудимой Волковой ФИО23,

защитника Кулябцева А.С., представившего удостоверение № 36 и ордер № 060531 от 3 марта 2010 года,

при секретаре Очаковой С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Карачаевского городского суда уголовное дело в отношении:

Волковой ФИО24, <данные изъяты>,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ,

УСТАНОВИЛ :

Волковой С.Н. предъявлено обвинение в том, что она, являясь должностным лицом- заместителем декана факультета психологии по воспитательной работе и заочному обучению КЧГУ им. У.Д.Алиева, расположенного по адресу: КЧР, г. Карачаевск, ул. Чкалова,25, умышленно, используя своё служебное положение, лично получила взятку в виде денежных средств за выполнение действий в пользу взяткодателя при следующих обстоятельствах.

Так, она 09.06.2009 г., около 16 часов, находясь в своём служебном кабинете в здании КЧГУ им. У.Д.Алиева по вышеуказанному адресу лично получила взятку в виде денег в сумме 5000 рублей от студентки первого курса, отделения заочного обучения факультета психологии данного учебного заведения гр. Лис А.М., являющейся участницей оперативного эксперимента, проводимого сотрудниками УБЭП МВД по КЧР за выставление положительных экзаменационных оценок и зачётов по следующим предметам, изучаемым студенткой Лис А.М.: «История психологии», «Общая психология», «Ведение в профессию», «Русский язык и культура речи», «Иностранный язык», «Физиология центральной нервной системы».

В тот же день в 16 часов 40 минут Волкова С.Н. была задержана сотрудниками УБЭП МВД по КЧР и в ходе обследования её служебного кабинета, в присутствии представителей общественности на рабочем столе были обнаружены и изъяты указанные выше денежные средства в сумме 5000 рублей купюрами достоинством в 1 000 рублей с сериями и номерами: ьь № 4432356, ИЯ № 0037475, вИ № 4811135, гС № 4858700, яя № 8128789, которые ранее были переданы сотрудниками милиции Лис А.М. в целях проведения оперативного эксперимента по проверке заявления Лис А.М. о вымогательстве у неё взятки заместителем декана КЧГУ им. У.Д.Алиева Волковой С.Н.

Допросив Волкову С.Н., которая вину в совершении инкриминируемого ей деяния не признала, потерпевшую, свидетелей, указанных в списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, исследовав представленные органами следствия иные доказательства, суд установил другие обстоятельства уголовного дела, которые заключаются в следующем.

9 июня 2009 года Лис А.М. около 16 часов вечера зашла в служебный кабинет Волковой С.Н. в здании КЧГУ им. У.Д.Алиева по ул. Чкалова, 25 в г. Карачаевске, дала ей документы о своём восстановлении в числе студентов, выяснила процедуру сдачи сессии, количество сессий, которые ей необходимо сдать, отсчитала 5000 рублей, положила их на рабочий стол с лежавшими на нём документами, не получив согласия Волковой на получение взятки и ушла. Вслед за ней зашли сотрудники милиции, представились и в ходе обследования кабинета обнаружили указанные купюры, на которых при освещении ультрафиолетом высвечивалось слово «Взятка».

К указанным выводам суд пришел на основании следующих доказательств.

Так, подсудимая Волкова С.Н. в суде показала, что в занимаемой должности работает с 2005 года. Лис А.М. она знает с 2007 года, когда та поступила на факультет. Зимнюю сессию 2007-2008 года она сдала, на летнюю сессию 2008 года не явилась, также не явилась на зимнюю сессию 2009 года и в марте была отчислена за неявки на сессии. До 3 июня 2009 года она не видела Лис А.М. Она пришла 3 июня к ней на работу, спросила, как ей можно восстановиться. Волкова С.Н. разъяснила процедуру, в том числе и порядок составления заявления на восстановление в число студентов. Лис А.М. ушла, вновь пришла к ней 5 июня 2009 года, разговор между ними также состоялся о том, как восстанавливаться в число студентов, она пояснила, что необходимо дождаться приказа ректора о восстановлении. 9 июня 2009 года Лис А.М. пришла уже с приказом о её восстановлении, между ними состоялся разговор про количество экзаменов, зачётов, оплату за обучение. Лис А.М. протянула ей деньги, какую-то сумму, она оттолкнула руку с деньгами и указала ей головой на дверь. После ухода Лис А.М. в кабинет к ней зашла преподаватель Эбзеева М.К., они обсуждали какие-то рабочие моменты. Затем зашли 5-6 мужчин, представились сотрудниками милиции, стали требовать, чтобы она выдала 25 000 рублей, полученных ею в качестве взятки от Лис А.М. за сдачу экзаменационных сессий, в ходе обследования обнаружили на её рабочем столе среди документов 5000 рублей, которые она не брала в руки. Из летней сессии, которую должна была сдавать Лис А.М., она лично должна была принять два предмета, остальные предметы были у других преподавателей. Лис А.М. не явилась для сдачи экзаменационной сессии и вновь была отчислена из университета. Она не заметила, как Лис А.М. оставила деньги у неё на столе. Употребляя в разговоре слово «пять», она имела в виду 5 экзаменов и зачётов. Это обычное количество, поэтому она ошиблась, в действительности у Лис А.М. в ту сессию должно было быть 6 экзаменов и зачётов. У неё нет полномочий каким-либо образом поставить Лис А.М. оценки по предметам, которые она не преподаёт, то есть она не могла приказать преподавателям по другим предметам поставить Лис А.М. положительные оценки.

После оглашения показаний Волковой, данных ею на предварительном следствии в связи с существенными противоречиями, в частности, в дате первого появления у неё Лис А.М. в конце мая 2009 года, а не 3 июня 2009 года уточнила, что перед летней сессией заходит много студентов, поэтому на предварительном следствии она ошибочно показала, что Лис А.М. приходила к ней в конце мая 2009 года. По поводу того, что фактически Волкова С.Н. не отталкивала руку Лис А.М. с деньгами пояснила, что запамятовала этот момент, после просмотра видеозаписи происшедшего вспомнила, что просто жестом указала на дверь, ничего не говоря.

Эти показания Волковой С.Н., данные ею в судебном заседании, суд оценивает как достоверные, относимые и допустимые доказательства, так как они логичны, последовательны, взаимосвязаны с иными доказательствами по уголовному делу.

Так, допрошенные в качестве свидетелей обвинения Алиев Ю.М., Эбзеева М.К., Борлакова Л.М. каждый в своей части подтвердили показания Волковой С.Н.

Алиев Ю.М. суду показал, что работает в КЧГУ в должности проректора отделения заочного обучения. У студентов-заочников на первом курсе есть ещё установочная сессия, в ходе которой им читают лекции, но никаких экзаменов или зачётов они не сдают. Эта сессия обычно бывает в октябре.Студентка Лис А.М. была отчислена за неявки на сессии. В июне 2009 года приказом ректора она была восстановлена в виде исключения, так как у неё была уважительная причина- тяжелое заболевание матери, опухоль головного мозга, в связи с чем Лис А.М. вынуждена была за ней ухаживать. Она зашла к нему уже с написанным и завизированным Волковой С.Н. заявлением о восстановлении, он также расписался на нём и после этого Лис А.М. должна была сдать его ректору для издания приказа о восстановлении. Он лично не преподавал у Лис А.М. никаких предметов. По поводу получения взятки Волковой С.Н. ему стало известно от сотрудников милиции, подробности ему неизвестны. Волкову С.Н. может охарактеризовать только с положительной стороны.

Из показаний данного свидетеля с достоверностью следует, что Волкова С.Н. оказывала содействие в восстановлении Лис А.М. в число студентов, что показывала и сама подсудимая, поэтому суд оценивает их как достоверные, допустимые, так как они получены в судебном заседании, и относимые, так как свидетельствуют об инкриминируемом подсудимой деянию.

Эбзеева М.К. показала суду, что 9 июня 2009 года после занятий она зашла к Волковой С.Н. для обсуждения рабочих моментов, расписания занятий. В это время от Волковой С.Н. выходила студентка, как впоследствии оказалось, Лис А.М. Волкова также стояла на выходе. Взяв необходимое расписание, она собиралась уйти, когда зашли несколько милиционеров, сказали ей, что она свидетель по взятке, попросили остаться. Затем зашла Лис А.М., сказала, что дала взятку Волковой С.Н., после чего в присутствии представителей общественности на рабочем столе среди документации обнаружили деньги. После этого у всех брали объяснения, она лично при приёме-передаче денег не присутствовала. Волкова С.Н. выглядела удивлённой и озадаченной. Сотрудники милиции вели речь о 25 000 рублей, но обнаружили только 5000 рублей. Насколько ей известно, Лис А.М. должна была сдать несколько сессий или восстановиться, точно она уже не помнит. На вопрос милиционеров, что это за деньги Волкова ответила, что не знает, еще говорила, что у неё есть ещё и зарплата. Когда сотрудники милиции заходили в кабинет, Волкова С.Н. находилась примерно в 3 метрах от стола, на котором обнаружили деньги. Также может охарактеризовать Волкову С.Н. только с положительной стороны.

Показания данного свидетеля также подтверждают показания подсудимой в части обстоятельств появления сотрудников милиции в кабинете Волковой С.Н. и дальнейших их действий, суд оценивает их как достоверные, допустимые, так как они получены в судебном заседании, и относимые, так как относятся к описываемым деяниям.

Борлакова Л.М. показала суду, что преподаёт в КЧГУ им. У.Д. Алиева медицину. С 7 июня 2009 года она находилась в трудовом отпуске. Студентка Лис А.М. не явилась на её экзамен, также не явились ещё несколько студентов. Волковой С.Н. по работе она не подчиняется, та к ней не подходила с просьбой проставить Лис А.М. экзамен или зачёт, она бы и не сделала этого, каким образом Волкова С.Н. хотела поставить оценку по её предмету- она не знает, этого не предусмотрено в КЧГУ.

Показания Борлаковой Л.М. подтверждают показания Волковой С.Н. в той части, что подсудимая не могла поставить зачёт или экзамен Лис А.М. по предмету, который не преподаёт. Суд оценивает их как достоверные, допустимые и относимые.

Из оглашённых в судебном заседании с согласия сторон показаний Бытдаевой М.Х. л.д. 129-131) следует, что она работает секретарём отдела заочного обучения КЧГУ им. У.Д.Алиева, в её обязанности входит ведение личных дел студентов. Далее из её показаний следует, что она занималась 5 и 9 июня 2009 года вопросами восстановления в числе студентов Лис А.М., отчисленную в марте 2009 года за академическую неуспеваемость. По поводу получения денежных средств в сумме 5000 рублей Волковой С.Н. у Лис А.М. за сдачу зачётов и экзаменов ей ничего не известно. Эти показания подтверждают показания Волковой С.Н. в той части, что она разъясняла Лис А.М. процедуру восстановления в число студентов, тем самым ни прямо, ни косвенно не свидетельствуют о вымогательстве Волковой С.Н. взятки.

Что касается доказательств, приведенных в обвинительном заключении и представленных государственным обвинителем в судебном заседании, то они как каждое в отдельности, так и в совокупности не дают оснований для вывода о виновности подсудимой в совершении преступления.

Так, допрошенная в судебном заседании в качестве потерпевшей Лис А.М. показала, что в 2007 году она поступила на факультет психологии заочное отделение КЧГУ им. У.Д.Алиева. Сдав установочную сессию и зимнюю сессию, по семейным обстоятельствам не смогла продолжить учёбу, так как у неё тяжело заболела мать, необходимо было за ней ухаживать. 2 июня 2009 года она поехала в КЧГУ им. У.Д.Алиева, чтобы узнать, как можно сдать пропущенные ею экзаменационные сессии. Она знала Волкову С.Н., так как та помогала ей сдавать зимнюю сессию за 2008 год, взяв у неё 5000 рублей в качестве взятки за закрытие экзаменов и зачётов. Поэтому она пошла к ней. При этом на вопрос потерпевшей как сдавать экзамены ответила как всегда, за деньги. Так как у неё не было денег, она поехала в г. Черкесск и обратилась в УБЭП МВД КЧР с заявлением о вымогательстве у неё денег. Ей сотрудники милиции сказали, что нужно написать заявление, что она и сделала, указав в нём сумму в 25 000 рублей, которую с неё вымогает Волкова С.Н. Эту сумму она указала, так как за одну сессию с неё ранее Волкова С.Н. взяла 5000 рублей, она посчитала, что должна сдать 5 пропущенных сессий. Сотрудники милиции предложили ей принять участие в проведении оперативного эксперимента по даче взятки Волковой С.Н., она согласилась. В кабинете сотрудников УБЭП МВД КЧР в присутствии представителей общественности она получила помеченные деньги в сумме 25 000 рублей, составили соответствующие документы. 3 июня 2009 года она пришла в здание УБЭП МВД КЧР, где ей дали дамскую сумку с видеозаписывающим устройством, чтобы записать факт передачи взятки Волковой С.Н., после чего она с сотрудниками милиции поехала в г. Карачаевск. Там сотрудники милиции остались возле здания КЧГУ, она поднялась к Волковой С.Н., та выяснила, что она отчислена приказом в марте 2009 года из числа студентов за неявки на экзамены. После этого она рассказала про больную мать, попросила помочь восстановиться. На это Волкова научила её, как написать заявление о восстановлении, наложила на неё свою визу, что не возражает и отправила к проректору по заочному обучению Алиеву. На её вопрос хватит ли 25 000 рублей Волкова С.Н. ответила «поговорим потом». После этого сдав заявление, она уехала обратно в г. Черкесск. 5 июня 2009 года она вновь приехала с сотрудниками милиции, имея при себе видеозаписывающее устройство и помеченные деньги. Забрав у секретаря подписанное Алиевым Ю.М. заявление, она вновь зашла к Волковой С.Н., та сказала, что нужно дождаться приказа о восстановлении её в число студентов. Оставив заявление у секретаря, которая сказала ей, чтобы она приехала 9 июня 2009 года, она вновь уехала. 9 июня 2009 года она с сотрудниками милиции вновь приехала в КЧГУ, забрала выписку из приказа о её восстановлении, зашла к Волковой С.Н., показала его, спросила, хватит ли 25 000 рублей, на что та ответила, что ей необходимо сдать всего одну сессию, поэтому достаточно 5000 рублей. Она достала помеченные деньги, отсчитала 5000 рублей, положила на рабочий стол Волковой С.Н., так как та не стала их брать, кивнув головой в сторону стола. После этого она ушла, сказала сотрудникам милиции, что передала деньги Волковой С.Н. Затем вместе с сотрудниками милиции поехала в г. Черкесск, в здании УБЭП МВД КЧР передала им в присутствии представителей общественности сумку с видеозаписывающим устройством и деньги в сумме 20 000 рублей, о чём был составлен протокол, где она и остальные расписались. Ей сказали, что Волкову задержали за получение у неё взятки.

К этим показаниям Лис А.М. суд относится критически по следующим основаниям. Так, из оглашённых в порядке ст. 281 УПК РФ в зале суда показаний Лис А.М., данных ею на предварительном следствии несколько раз, усматриваются существенные противоречия, а именно допрошенная 7 июля 2009 года в качестве потерпевшейл.д.94-97) она показала, что за первую сессию она также платила деньги преподавателям, фамилий которых не знает. Данный довод опровергается показаниями Алиева Ю.М., из которых следует, что на первой установочной сессии студенты-заочники не сдают зачётов и экзаменов. Далее из протокола допроса следует, что она сама рассчитала сумму в 25 000 рублей, которую указала в заявлении в милицию, так как должна была сдать 5 пропущенных сессий, а закрыть одну сессию стоит 5000 рублей. Однако, в заявлении на имя начальника УБЭП МВД КЧРл.д. 4) Лис А.М. указывает, что с неё вымогают взятку в указанной сумме за 3 экзаменационные сессии.

Из оглашённых в порядке ст. 281 УПК РФ показаний Лис А.М., данных ею в ходе предварительного расследования 24 июля 2009 годал.д.178-180), следует, что до её обращения в милицию с заявлением она не видела Волкову С.Н. с 2007 года. Также из указанного протокола допроса следует, что она не говорила сотрудникам УБЭП МВД по КЧР о том, что Волкова С.Н. не вымогает у неё деньги в сумме 25 000 рублей, так как они у неё это не спрашивали. Таким образом, Лис А.М. утверждает, что Волкова С.Н. не вымогала у неё взятку в сумме 25 000 рублей, и вообще до обращения к сотрудникам милиции с заявлением с Волковой они не встречались.

Из оглашённого по ходатайству защиты протокола очной ставки между Лис А.М. и Волковой С.Н.(л.д.182-187) также следует, что до 3 июня 2009 года Лис А.М. обратилась с заявлением о вымогательстве у неё взятки Волковой С.Н. в сумме 25 000 рублей в УБЭП МВД КЧР, хотя она в это время с ней не виделась. Лично Волкова С.Н. у неё 25 000 рублей не вымогала и разговора об этом между ними не было.

Из оглашённых в порядке ст. 281 УПК РФ показаний Лис А.М., данных ею в ходе предварительного расследования 29 июля 2009 годал.д.222-224), следует, что она сама пришла к выводу о необходимости 25 000 рублей за сдачу всех пропущенных ею сессий, так как в 2007 году давала Волковой С.Н. за сдачу одной сессии 5000 рублей. В милицию обратилась после разговора с Волковой, в ходе которого спрашивала у неё, хватит ли 25 000 рублей, чтобы зарыть пропущенные сессии, на что Волкова ответила «Потом поговорим». Из этого она сделала вывод, что Волкова согласна с этой суммой.

Лис А.М. в судебном заседании не смогла пояснить причины столь существенных противоречий между её показаниями, данными в разные дни на предварительном следствии и в суде.

Анализируя показания Лис А.М. в совокупности, суд приходит к выводу, что они не могут быть положены в основу обвинения Волковой С.Н., так как существенно противоречат как друг другу, так и остальным исследованным доказательствам. Согласно постановления об отказе в возбуждении уголовного делал.д.338-339) в отношении Волковой С.Н. отказано в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в её действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 и ч. 1 ст. 159 УК РФ по поводу получения в январе 2008 года от Лис А.М. денег в размере 5000 рублей. Тем самым опровергается утверждение Лис А.М. о том, что она знала сумму денег, необходимую для сдачи одной сессии и таким образом, рассчитала необходимую сумму в 25 000 рублей для передачи в виде взятки Волковой С.Н.

Из исследованной в суде видеозаписи от 9 июня 2009 года с участием Лис А.М. и Волковой С.Н., следует, что в руках у Лис А.М. находились денежные купюры, Волкова С.Н. в ходе разговора о зачетах и экзаменах говорила слово «пять», однако, не видно, чтобы она выражала своё согласие на получение денег в качестве взятки у Лис А.М., не видно, куда положила деньги в сумме 5000 рублей Лис А.М.

Из исследованных в суде видеозаписей от 3 июня 2009 года и 5 июня 2009 года следует, что сотрудники КЧГУ им. У.Д. Алиева, в том числе и Волкова С.Н., разъясняют ей процедуры восстановления в число студентов, каких-либо слов о вымогательстве взятки не произносится никем, в том числе и Лис А.М. Не соответствует в этой части показаниям Лис А.М. о том, что на предложение, достаточно ли будет 25 000 рублей для сдачи сессий Волкова С.Н. ответила «Потом поговорим». Эти фразы вообще отсутствуют на видеозаписи.

Из исследованной в суде видеозаписи обследования кабинета Волковой С.Н. следует, что после обнаружения на рабочем столе Волковой С.Н., с разложенными документами 5000 рублей она предположила, что эти деньги оставила Лис А.М., вместе с тем, пояснила, что не знает достоверно, откуда появились деньги на её столе. Данная видеозапись подтверждает показания Волковой С.Н. о том, что она отказалась брать деньги у Лис А.М. и опровергает показания последней о том, что Волкова С.Н. выразила согласие на получение взятки в сумме 5000 рублей.

Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей сотрудники милиции Дураев М.И., Батчаев А.С.-У.,Кечеруков С.Ш., Тлисов И.А., Папшуов Н.А. также не дали показаний, свидетельствующих о виновности Волковой С.Н. в совершении ею инкриминируемого деяния.

Так, Кечеруков С.Ш. в судебном заседании показал, что он состоит в должности начальника ОРЧ № 1 по линии «БЭП» УБЭП МВД по КЧР. Волкову С.Н. и Лис А.М. он знает в рамках настоящего дела. В начале июня 2009 года к нему обратились оперуполномоченные его отдела, по поводу того, что у Лис А.М. вымогает взятку декан факультета Волкова С.Н. Он дал указание сотруднику Тлисову И.А. подготовить документы для проведения оперативного эксперимента. Лис А.М. должна была сдать 4 или 5 сессий, то ли за 20 000 рублей, то ли за 25 тысяч рублей.

В рамках проведения оперативного эксперимента Лис А.М. были переданы помеченные специальным карандашом деньги и устройство для скрытой видеозаписи. На следующий день они выехали в г. Карачаевск, Лис выяснила, что её отчислили, для начала ей нужно восстановиться. Она стала восстанавливаться. Затем Волкова С.Н. была задержана непосредственно после получения от Лис А.М. 5000 рублей. Все процедурные вопросы он не контролировал. В день, когда Волкову С.Н. задержали с поличным. Он находился возле здания КЧГУ, после передачи денег он поднялся в кабинет Волковой С.Н. На её рабочем столе обнаружили 5000 рублей, помеченные словом «взятка». О том. Что за сдачу одной сессии Волковой С.Н. нужно было дать деньги в сумме 5000 рублей, сотрудникам милиции стало известно из заявления Лис А.М.

Допрошенный в судебном заседании Тлисов И.А. показал, что работает в ОБЭП МВД по КЧР. Лис А.М. и Волкову С.Н. знает по настоящему делу. Лис А.М. обратилась с заявлением о том, что Волкова С.Н. вымогает у неё деньги за сдачу сессий, по 5 тысяч рублей за одну сессию, всего 5 сессий. По заявлению Лис А.М. стали проводить в рамках закона об оперативно-розыскной деятельности мероприятия: вынесли постановление о проведении оперативного эксперимента, составили план мероприятий, пометили денежные купюры специальным средством, передали их Лис А.М., также передали видеозаписывающую аппаратуру. После этого поехали в г. Карачаевск, где Лис А.М. выяснила, что её отчислили из КЧГУ. Она стала восстанавливаться, после чего оказалось что ей надо сдать одну сессию за 5000 рублей. После передачи денег он с другими сотрудниками милиции зашёл в кабинет Волковой С.Н., где обнаружили помеченные словом «Взятка» денежные купюры на её рабочем столе.

Из показаний указанных свидетелей следует, что о вымогательстве взятки и её сумме им стало известно из заявления Лис А.М., которому судом дана критическая оценка в связи с несоответствием остальным исследованным доказательствам. Иных фактических данных, свидетельствующих о совершении Волковой С.Н. инкриминируемого деяния, из этих показаний не получено.

Допрошенный в судебном заседании Дураев М.И. показал, что он работает оперуполномоченным УБЭП МВД КЧР. 2 июня 2009 года к нему обратилась ранее незнакомая гр. Лис Анастасия Михайловна, которая пояснила, что у нее вымогает денежные средства в сумме 25 000 рублей заместитель декана заочного отделения факультета психологии КЧГУ им. У.Д.Алиева г. Карачаевска Волкова С.Н. за сдачу экзаменационной сессии. Он предложил ей участвовать при проведении оперативного эксперимента, на что Лис A.M. согласилась, написала заявление о вымогательстве у нее денежных средств Волковой С.Н.. После чего на основании её заявления было вынесено и утверждено постановление о проведении оперативного эксперимента. С целью проведения оперативного эксперимента в УБЭП МВД по КЧР были приглашены представители общественности в присутствии которых после разъяснения им прав и обязанностей были помечены люминесцентным порошком и карандашом денежные средства в сумме 25 тысяч рублей купюрами достоинством по 1000 рублей, переписаны номера и серии, изготовлена ксерокопия денежных средств. После чего денежные средства были опечатаны в бумажный конверт и переданы гр. Лис A.M., о чем был составлен акт осмотра и пометки денежных средств, где все участники расписались. В присутствии представителей общественности Лис A.M. было передано видеозаписываюшее устройство, которое было закамуфлировано в дамскую сумочку, о чем также был составлен протокол передачи технического средства. 03 июня 2009 г. в рамках оперативного эксперимента они в составе представителей общественности, сотрудников УБЭП МВД КЧР и Лис А.М. выехали в г.Карачаевск в КЧГУ, для выявления факта получения взятки Волковой С.Н., где они остались в здании КЧГУ, а Лис A.M. направилась к Волковой. Через некоторое время Лис вернулась обратно и пояснила, что Волкова С.Н. просмотрев ведомости, сказала, что Лис отчислена, для ее восстановления необходимо написать заявление на имя ректора КЧГУ им. У.Д. Алиева. 05.06.2009 г. тем же составом они выехали в КЧГУ г. Карачаевск в рамках оперативного эксперимента, Лис A.M. поднялась в кабинет к Волковой С.Н.. Через некоторое время Лис A.M. вернулась и пояснила, что сказала Волковой С.Н. о том, что взяла с собой указанную ею ранее сумму денежных средств для сдачи экзаменов и зачётов, но Волкова ответила, что не находит ее зачетную книжку, для чего Лис A.M. написала заявление о восстановлении зачётки и Волкова С.Н. сказала ей прийти в КЧГУ с подписанным заявлением и выпиской из приказа о восстановлении, с денежными средствами в сумме 25 000 рублей, как и договаривались. 09.06.2009 г. тем же составом они выехали в КЧГУ им. У.Д.Алиева в рамках оперативного эксперимента, где сотрудники милиции находились на третьем этаже, а Лис A.M. пошла в кабинет к Волковой С.Н. Через некоторое время Лис A.M. вышла из кабинета Волковой С.Н., кивнула головой, в это время в кабинет Волковой С.Н. зашла преподаватель Эбзеева М.К., вслед за ней они сразу же зашли вместе с представителями общественности. Он спросил, кто из них Волкова С.Н. на что Эбзеева М.К. указала на девушку, которая подтвердила, что она Волкова ФИО25, они представились, показали служебное удостоверение и сказали, что в отношении неё был проведен оперативный эксперимент и предложил ей добровольно выдать полученную от Лис A.M. взятку в виде денежных средств в сумме 25 000 рублей. Волкова С.Н. отказалась, сказала, что никакой взятки не получала от Лис A.M. После чего в её кабинет зашли сотрудники УБЭП МВД по КЧР Тлисов И.А., Кечеруков С.Ш., Папшуов М.А. представились, предложили Волковой С.Н. добровольно выдать полученные в виде взятки деньги. Волкова СВ. растерялась, сказала, что никаких денег у Лис A.M. не брала. После этого оперуполномоченный УБЭП МВД по КЧР Батчаев А.С-У. в присутствии представителей общественности производил обследование кабинета Волковой, в ходе которого на рабочем столе Волковой были обнаружены денежные средства в количестве 5 000 рублей, достоинством по 1000 рублей, которые по номерам и сериям соответствовали переданным гр. Лис A.M., при освещены ультрафиолетовой лампой на каждой денежной купюре высветилась надпись: «Взятка». На вопрос к Волковой, откуда эти деньги, она пояснила, что это её заработная плата. Был составлен акт обследования помещения, в ходе которого денежные средства в сумме 5000 рублей были изъяты, также произведены смывы марлевыми тампонами пропитанными специальной жидкостью с левой и правой ладоней рук Волковой, которые были упакованы в отдельные разные бумажные конверты и опечатаны оттиском круглой печати УБЭП МВД по КЧР МВД РФ где ра

Если вам понравился пост, вы можете оставить комментарий или подписаться на RSS и получать каждый новый пост из этого блога.

Комментарии

Преподаватели вузов не могут быть субъектами
преступлений по ст. 290 УК РФ по следующим причинам:
1. Правовую ответственность за коррупцию в вузах несёт ректорат, принимающий решения по устранению случаев нарушения регламента учебного процесса ППС в правом поле Трудового Кодекса РФ.
2. Студенческая мзда не может посягать на нормальную деятельность органов власти и местного самоуправления (см. гл. 30 УК РФ).
3. Студенты от преподавателей, оказывающих образовательные услуги, административно никак не зависят. Должностными лицами они будут только в составе каких-либо временных квалификационных комиссий (см. п. 4 ППВС РФ № 19 от 16.10.2009 г.).
4. По закону прокуратура не должна защищать квазипотребности (не желают знать учебные дисциплины) нерадивых студентов-взяткодателей.
5. Студенты от корыстных преподавателей полностью защищены официальным порядком организации учебного процесса (см. в Интернете «Положение» о проведении аттестаций знаний, а также безграмотную провокацию «взятки», изложенную на примере уголовного дела автора на URL: https://yadi.sk/i/KPtbrjkVa67Yr, https://yadi.sk/d/uzmpW1BWaA5Zr ).

Согласен с автором комментария. Однако российская судебная практика, увы, идет другим путем.

Оставьте комментарий

(required)

(required)